Уральское литературное агентство: все виды издательских работ!
Главная Каталог Жил-был принц...
Главная
Издательство
Авторы
Каталог
Биография
Библиография
Школа личностного роста
Блог

Н о в и н к и
Изображение
Алексей Кудряков. Слепая верста

Книгу Алексея Кудрякова «Слепая верста» можно приобрести в Екатеринбурге:

– Музей «Литературная жизнь Урала ХХ века» (Пролетарская, 10)

– Книжный магазин «Йозеф Кнехт» (8 Марта, 7)

и в Москве:

– Книжный...

Жил-был принц...

Отрывок из повести

Не догадываясь о слежке, Колька взбежал на крыльцо хлебного магазина и скрылся за дверью. Он тоже не выспался. К посеянному Сорокиной смятению добавилась трескотня портативного компьютера Галины Валентиновны Селезневой. Квартирохозяйку обуяло писательское вдохновение: наконец-то дилетант Уткина, фигурально говоря, плотно села на хвост преступнику Джексону. Следователь-ретроград тут же забыл о своих безответственных планах и навострил уши, ловя каждое слово Уткиной. Джексон, почувствовав сжимающееся кольцо расследования, немедленно принялся заметать следы... И чрезвычайно преуспел в этом.

С трудом уснувший Колька под утро был вырван Джексоном из сладких объятий Морфея. Точнее, был вырван полпредом Джексона, писателем Селезневой.

— Коля, он в меня стрелял... — срывающимся голосом сообщила Кольке новость перепуганная Галина Валентиновна.

— Кто? — оторопел Колька.

— Плоскогубцы... То есть нет, — замотала головой тетка. — Судорога.

— С кем? — ошалевший Колька уселся в кровати.

— Это — женщина, — трагическим шепотом сообщила Галина Валентиновна.

— Да кто женщина? Кто стрелял? В кого?

— Джексон стрелял в меня. Он оказался женщиной... И прекрати ктокать. И пялиться на меня. И вообще спать прекрати! И... сколько можно дрыхнуть? Это же треть жизни в бездарном забытьи. Это ужасно, — разорялась Галина Валентиновна, не желая признаваться, что попросту боится засыпать. Она честно пробовала уснуть, но там, в ее писательском сне, распоясавшийся Джексон, он же Плоскогубцы, он же Судорога, обретя облик Н. В. Гоголя, косил на писательницу огненным глазом и терзал затвор громадного автоматического пистолета. А потом сорвал с себя волосы. Которые оказались париком. Плешивый классик Гоголь был ужасен. Но еще ужаснее было продолжение кошмара. Женским голосом, в котором Галина Валентиновна без труда уловила стервозные интонации главного редактора «Мормуса», Джексон-Гоголь запел, безбожно перевирая слова замечательного пиратского гимна:

Пиши, и дьявол доведет тебя до конца!
Йо-хо-хо! Дьявол и бутылка рома!
Двенадцать мертвецов на авторский лист!
Йо-хо-хо! И в глотку четыре тома!

— Сволочь! — вскричала жалобно Галина Валентиновна. Но ее восклицание заглушил хор. Это была замечательная компания. Выстроившись полукругом за спиной носатого Джексона-Гоголя, дружно разевали рты: Л.Н.Толстой с окладистой войлочной бородой, бакенбардистый А.С.Пушкин с бутылкой шампанского в руке, опирающийся на охотничье ружьишко С.Т.Аксаков, М.Ю. Лермонтов в чеченской бурке и с ирландской волынкой, Д.С.Лихачев со стилетом и мягкой укоризненной улыбкой на устах, Ф.М.Достоевский, размахивающий опасной бритвой... Там был еще кто-то. Маячили тени. Но из-за бороды Льва Николаевича совершенно нельзя было понять, кто они, эти тени. Борода взлетала в такт словам песни перед физиономией Галины Валентиновны, словно взбесившийся клок ваты...

Веселись, писака, — разворачивай парус!
Йо-хо-хо, веселись, как черт!
Одних убило пулями, других заела совесть!
Не трусь, пиши — все равно за борт!

Допев куплет, Джексон-Гоголь под восторги хора разрядил обойму автоматического пистолета в Галину Валентиновну...

Невыспавшийся Колька дремал в очереди за хлебом. Если описывать его состояние, то ничего точнее непреходящего изумления на ум не приходит. Неожиданный поцелуй под дождем оглушил и смял Кольку. Он не мог поверить, что может нравиться кому-то до такой степени. Едва Кольке удавалось убедить себя в этом, как он тут же вспоминал, каким он был неловким вчера, и он морщился и страдал так, словно обманул ожидания дорогого, близкого человека.

Стоящая в очереди впереди Кольки безобразная старуха наконец расплатилась и ушла. Кольке открылся вид из окна. На тротуаре стояла Яна. С велосипедом.

— Я сейчас вернусь, — предупредил Колька очередь и двинулся к двери. Но в этот момент очередной приступ неловкости сковал его. Колька постоял у двери и вернулся обратно. Этот маневр он, краснея и вздыхая, повторил трижды.

— Успеешь сбегать. Не боись, — проворчал небритый дядька в плаще, у которого Колька отпрашивался из очереди. — Всякого может приспичить по-маленькому.

— Да, нет... это... Я уже... — проговорил невнятно Колька, в очередной раз занимая свое место в очереди.

— Уже? — дядька изумленно уставился на Кольку, но тот не мог этого видеть...

Сорокина у хлебного ждала Кольку и ни о чем не подозревала. Стеклянная дверь магазина открылась. Яна подумала, что это Колька, оглянулась и увидела Глорию!

Глория была такой же, как во сне. Приземистая, растолстевшая, в длинной черной юбке и с безобразным волдырем на шее. Сорокина мотнула головой, отгоняя наваждение. Этого быть не могло!"

 

 
К а т а л о г
Изображение
Алексей Кудряков. Слепая верста
Во вторую книгу Алексея...
Изображение
Исследователи земных недр
Авторы: ЮРИЙ БРИЛЬ, АНАТОЛИЙ...
Изображение
Борис Телков. Санитария горного царства
В книге представлены все этапы...
Изображение
Юрий Бриль. Охота на львов в Нгоронгоро
Спрашивайте в магазинах новую...
Изображение
3-е издание "Открытия Аркаима"
Вышло в свет и поступило в...
Изображение
Самуил Рабинович. Потом когда-нибудь
Самуил Рабинович - ученый с...
Изображение
РАДИО ЛУНЫ. СЕРГЕЙ ГЛАВАТСКИХ
Сергей Главатских....
Изображение
Разгибая пальцы. ЮЛИЯ ЗОЛОТКОВА
Уральское литературное...
Изображение
Григорий Корищ. Высота
Юрий Бриль Вышло в свет 2-е...
Изображение
ТАК ЭТО БЫЛО
Виталий Максимович Нисковских...
Изображение
Две пригоршни удачи
Александр Папченко...
 
ИздательствоАвторыГоsтинаяСсылкиКонтакты



D-студия «400 котов»
©"Уральское литературное агентство", 2007
© Д-студия "400 котов", 2011
Перепечатка только с разрешения авторов проекта.
Все права защищены
Rambler's Top100 Яндекс цитирования