Уральское литературное агентство: все виды издательских работ!
Главная Каталог Б.Бородин. Уральская композиторская оранизация
Главная
Издательство
Авторы
Каталог
Биография
Библиография
Школа личностного роста
Блог

Н о в и н к и
Изображение
Алексей Кудряков. Слепая верста

Книгу Алексея Кудрякова «Слепая верста» можно приобрести в Екатеринбурге:

– Музей «Литературная жизнь Урала ХХ века» (Пролетарская, 10)

– Книжный магазин «Йозеф Кнехт» (8 Марта, 7)

и в Москве:

– Книжный...

Б.Бородин. Уральская композиторская оранизация

112Аннотация

Главной целью предлагаемого издания является предоставление исследователям, исполнителям и всем интересующимся музыкальной культурой Урала по возможности наиболее объективной информации о жизни и творчестве композиторов и музыковедов Уральского отделения Союза композиторов России. В справочник включены сведения о большей части прошлого и нынешнего творческого состава данного объединения.

Материалы о персоналиях расположены в алфавитном порядке. Они содержат, как правило, краткую биографическую справку, список произведений, расположенных по жанрам и по хронологии, список научных и публицистических работ, дискографию и библиографию. В списке произведений указан вид нотного материала (рукопись, копии, печатные издания, партитура, клавир, оркестровые партии), и, если

это оказалось возможным определить, его местонахождение в крупнейших нотных хранилищах Екатеринбурга, ряда других городов или же в личных архивах.

 

Екатеринбург – город-завод, город-крепость, возникший

на северном форпосте Европы и Азии,– за свою почти трехвековую историю прошел славный путь от уездного населенного пункта Пермской губернии до современного мегаполиса, претендующего на статус «третьей столицы». Ныне он является одним из крупнейших центров в культурном пространстве страны. И в этом немалая заслуга Уральского отделения Союза композиторов России, отметившего в 2009 году свой семидесятилетний юбилей.  

Традиции музыкальной культуры Екатеринбурга были заложены еще в дореволюционное время немногочисленными профессиональными музыкантами и просвещенными любителями. Ее развитие происходило в нелегких социально-экономических условиях и осложнялось географической удаленностью молодого поселения от исторических культурных центров России. В то время как в российских столицах начали активно утверждаться формы европейской светской музыкальной культуры – строились театральные здания, приглашались иноземные оперные труппы, организовывались оркестры, в образованных кругах общества распространялось домашнее музицирование европейского образца, на Урале длительное время сохранялся приоритет промышленного освоения края, приведший к формированию своеобразной «горнозаводской цивилизации». В ней причудливо сочетались крестьянский земледельческий уклад с заводским промышленным производством, православие со старообрядчеством и верованиями коренных народов Урала, авантюризм первопроходцев со строгой дисциплиной военного ведомства. Музыка занимала в этой цивилизации свое вполне официальное место: одним из обязательных предметов, преподававшихся в горнозаводских школах, где обучались мастеровые, было церковное пение. История сохранила и первое документальное свидетельство о публичном исполнении музыкального произведения местного автора: рапорт екатеринбургского городничего, повествующий о торжественном канте безымянного сочинителя, пропетом «по ноте» учителями и учениками горной школы на открытии в Екатеринбурге малого народного училища, состоявшемся 24 ноября 1789 г.[1]. 

В 1807 г. Екатеринбург получил статус «горного города», дававший ему определенную автономию от губернских властей. Он становится важным  транспортным, торговым и промышленным узлом всей азиатской части Российской империи. В начале XIX столетия край переживает «золотую лихорадку» – близ Екатеринбурга было открыто 85 месторождений драгоценного металла. Кроме того, были разведаны значительные запасы драгоценных, полудрагоценных и поделочных камней, что послужило основой развития камнерезного промысла и превратило Екатеринбург в один из значительнейших мировых центров обработки самоцветов. В 1831 г. из Перми в Екатеринбург переводится Горная канцелярия и резиденция Главного начальника горных заводов, в подчинении которого находились все казенные и частные горные заводы на огромной территории, включающей в себя Пермскую, Вятскую, Казанскую и Оренбургскую губернии. Возросший административный статус нашел свое отражение и в целом ряде культурных начинаний. В городе учреждается горный музей (1834) и горное училище (1853), строится метеорологическая обсерватория (1836), открывается первый профессиональный театр (1843), для которого по инициативе горного начальника генерала В.А. Глинки на перекрестке Главного и Вознесенского проспектов[2] возводится специальное здание (1847 г., архитектор К.Г. Турский). Постепенно в Екатеринбурге формируется определенный и достаточно устойчивый социальный слой, ориентированный на ценности музыкальной культуры европейского типа. Именно он составлял основную часть публики гастролирующих частных антреприз, именно в нем получила распространение практика любительских спектаклей, приватных концертов и частных уроков музыки. О том, насколько высоким был уровень любительского музицирования в Екатеринбурге второй половины XIX в., свидетельствует перечисление предпринятых в городе постановок, включающий оперы Верди, Вагнера, Гуно, Серова, Рубинштейна, Римского-Корсакова, Чайковского[3].    

Особенно интенсивное развитие музыкальная культура края получила в последней трети XIX столетия. Открытие в 1878 г. железнодорожного сообщения с губернским центром Пермью включило Екатеринбург в гастрольные маршруты артистов мировой известности. В 1880–1890-е гг. екатеринбургские меломаны услышали блестящего представителя салонного стиля, автора некогда популярного «героического каприса» «Пробуждение льва» Антона Контского, ученицу Карла Таузига, Антона Рубинштейна и Ференца Листа Веру Тиманову, ученика Листа, «громовержца» Альфреда Рейзенауэра, петербуржцев виолончелиста А. Вержбиловича, певцов И.В. Тартакова и Н.Н. Фигнера. В самом начале XX в. город посетили «король пианистов» Иосиф Гофман и знаменитый скрипач Л. Ауэр. 

Подъему музыкальной культуры города способствовала деятельность созданных в 60-х гг. средних учебных заведений – гимназий и училищ, которая поддерживалась меценатами и городской общественностью. Помимо обязательного хорового пения, в учебных заведениях давались уроки игры на фортепиано и на оркестровых инструментах, здесь регулярно проводились концерты, литературно-музыкальные вечера с участием ученических хоров, оркестров и солистов. Особенно высоким уровнем музыкального образования славилась первая женская гимназия, которую более трех десятилетий (1872–1904) возглавляла педагог и пианистка С.А. Тиме. На юбилее С.А. Тиме, отмечавшемся в 1897 г., была исполнена кантата, специально сочиненная для этого случая учителем пения К.П. Киселевым.

Возросшая в образованных кругах общества потребность в бытовом музицировании послужила причиной открытия сети частных музыкальных учебных заведений (классы С.В. Гилева, школа В.С. Цветикова, училище К.А. Муликовского, вокальные курсы А.Д. Гуревич-Петровой). Благодаря летним курсам певческой грамоты, организованным в 1897 г. губернским попечительством о народной трезвости и руководимым известным деятелем хоровой культуры А.Д. Городцовым, Екатеринбург становится важным региональным центром подготовки регентов и учителей пения. Ученик А.Д. Городцова Ф.С. Узких стал руководителем бесплатного народопевческого класса (1899), хор которого пользовался большим успехом у публики.

С конца XIX столетия на культурной палитре города все заметнее становится композиторское творчество местных авторов – любителей и профессионалов. На композиторском поприще проявили себя педагоги различных учебных заведений Екатеринбурга: духовную музыку создавали учитель городского четырехклассного училища А.П. Шалин, преподаватель духовного училища А.М. Попов и его коллега по женскому епархиальному училищу А.Г. Малыгин. Преподававшая в епархиальном женском училище Е.Я. Шнейдер сочиняла инструктивные фортепианные пьески, выходившие в нотных издательствах. Владелец Сысертского горного округа Д.П. Соломирский был известен не только как меценат, но и как одаренный композитор-любитель[4]. Екатеринбургские капельмейстеры рубежа XIX–XX вв. И. Тихачек, О. Кассау и А. Мюллер регулярно пополняли репертуар своих оркестров собственными сочинениями. Довольно значительный список произведений разных жанров, среди которых симфоническая картина «Иллюзии», романсы, ансамбли, инструментальная музыка, принадлежит профессиональному музыканту – выпускнику Петербургской консерватории В.С. Цветикову. К пятидесятилетию Императорского русского музыкального общества им была написана «Торжественная кантата» на слова С.С. Сафронеева для солистов, хора и оркестра. Масштабные произведения «на случай» принадлежат певцу, хормейстеру и композитору, питомцу Московской консерватории, первому исполнителю партии Евгения Онегина в одноименной опере П.И. Чайковского С.В. Гилеву. Это: «Торжественная кантата», приуроченная к коронационным торжествам 1883 г., кантата, прозвучавшая на торжественном открытии Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки в июне 1887 г. под управлением автора[5], и кантата «Слава Руси». Хоровые произведения С.В. Гилева печатались в Санкт-Петербурге и Лейпциге.

Постепенно музыкальная жизнь города обретала свою общественную инфраструктуру. В 1881 г. был официально утвержден Екатеринбургский музыкальный кружок, ставший признанным культурным центром города. При кружке были организованы оркестр и хор, устраивались симфонические концерты, ставились музыкально-театральные спектакли, в том числе и с музыкой местных авторов. Например, в декабре 1894 г. прошла премьера оперетты капельмейстера клуба Благородного собрания М.Р. Кронгольда «Жених нарасхват». Силами участников кружка с 1887 г. в городе стали практиковаться регулярные камерные собрания (организаторы В.С. Цветиков и П.П. Баснин), в частности, в сезоне 1908/09 гг. был проведен цикл «Исторических концертов». В этом же сезоне 20 сентября в городском театре прошел концерт, программа которого была составлена исключительно из произведений екатеринбургских авторов. В нее вошли инструментальные сочинения О.К. Кассау (Элегия для скрипки и фортепиано), К.А. Муликовского (Элегия и Вальс-экспромт для фортепиано), В.С. Цветикова (Романс для виолончели и фортепиано); вокальные опусы П.П. Давыдова (музыкальная характеристика для баритона и фортепиано «Аттила»), Н.И. Романова (романс «Есть что-то грустное» на стихи М.А. Лохвицкой), А.И. Кронеберга (Ave Maria), Д.П. Соломирского (романс «Светит солнышко»). Л.Р. Новоспасский представил «Транскрипцию русской песни» для хора, оркестра и солиста. Кульминацией концерта стало исполнение оперы-феерии «Царица эльфов», написанной членом музыкального кружка, дирижером и пианистом С.И. Герцем на сюжет поэмы Э. Спенсера «Королева фей»[6].

С начала ХХ в. в городе стали регулярно проводиться симфонические концерты: зимой – в Общественном собрании, летом – в Клубном саду. На Клубной улице (ныне ул. Первомайская) состоялось открытие концертного зала (1900 г., архитектор Ю.О. Дютель), построенного на средства мецената, директора Сибирского банка И.З. Маклецкого. В 1912 г. возводится новое театральное здание (архитектор В.Н. Семенов), в котором начались спектакли труппы «Опера екатеринбургской театральной дирекции», создается отделение Императорского русского музыкального общества и при нем организуются музыкальные классы (директор В.С. Цветиков), позднее преобразованные в Музыкальное училище (1916). В городе воздвигаются общественные сооружения, ставшие впоследствии центрами музыкальной культуры. Это здание Коммерческого собрания (1910–1915), позднее перестроенное для Театра музыкальной комедии, и здание Делового клуба (архитектор К.Т. Бобыкин), закладка которого состоялась 14 мая 1915 г., но строительство было закончено лишь в 1926 г.– ему было суждено на долгие годы стать главной филармонической площадкой города.

После революции и Гражданской войны, с установлением советской власти коренным образом изменились социальные условия развития музыкальной культуры: частная инициатива была полностью вытеснена государственным регулированием. Планомерное, обеспеченное государственной поддержкой культурное строительство в исторической перспективе нельзя не оценивать положительно. Уже в 1919 г. была сформирована труппа оперного театра, с середины 20-х гг. началось местное радиовещание, в котором значительное место стали занимать музыкальные передачи. В годы довоенных пятилеток постепенно складывался облик индустриального Свердловска. Культурная политика советского государства создавала в рамках индустриализации не только новые промышленные предприятия, но и идеологические укрепления, культурные форпосты по всем регионам необъятной страны. Свердловск, Новосибирск, среднеазиатские столицы и центры национальных автономий формировались в культурном плане практически по одной модели. Опытные столичные кадры бросались «на укрепление периферии». На рубеже 1920–30-х гг. в Свердловск из столиц приезжают первые профессиональные и, что немаловажно, активно работающие композиторы — В.Н. Трамбицкий, М.П. Фролов, В.А. Золотарёв, Н.Р. Бакалейников, В.И. Щёлоков. По заказу Свердловского оперного театра В.Н. Трамбицкий пишет оперу «Овод», премьера которой состоялась 13 апреля 1929 г. и получила значительный общественный резонанс. В 30-е гг. несомненно важную роль в воспитании новой слушательской аудитории играли передачи музыкального вещания Свердловского радио, редакторами которого были В.Н. Трамбицкий и известный уральский музыковед и пианист Б.И. Певзнер.

В 1930 г. в Свердловском музыкальном техникуме В.А. Золотарёв организует класс композиции. Так было положено начало профессиональному композиторскому образованию на Урале, получившее продолжение с основанием Свердловской консерватории (1934) и открытием в ней композиторского отделения (1936). Правительственное постановление 1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций», в результате которого были сформированы различные творческие союзы, имело своей главной целью усиление идеологического контроля за творческой интеллигенцией. Но одновременно эти структуры, находящиеся под эгидой государства, обеспечивали, на условиях лояльности, определенную материальную поддержку своим членам. Вскоре после выхода Постановления в Свердловске был образован оргкомитет Союза советских композиторов, поставивший перед собой задачи «…объединить композиторские силы Урала, организовать их на создание музыкальных произведений на советскую, в частности уральскую, тематику, оказать методическую, идеологическую помощь молодым композиторам в их творческом росте путем обсуждения вновь созданных произведений с участием широкой общественности, устройства дискуссий по творческим вопросам и популяризации ряда наиболее сильных музыкальных произведений через печать, радио, клубную, симфоническую и оперную эстраду»[7]. В состав оргкомитета входили композиторы М.П. Фролов, В.А. Золотарёв, В.Н. Трамбицкий, преподаватель музыкального техникума Г.П. Лободин, дирижер Свердловского театра оперы и балета В.И. Пирадов и музыкальный инструктор Садыков. Председателем оргкомитета был избран ученик Ф.М. Блуменфельда и Р.М. Глиэра, замечательный композитор и пианист М.П. Фролов.

Датой рождения композиторской организации на Урале считают 16 мая 1939 г., когда состоялось учредительное собрание свердловских композиторов под председательством В.Н. Трамбицкого. Первым председателем Свердловской организации был единогласно избран М.П. Фролов. Он руководил творческим союзом в течение пяти лет, затем на этом посту его сменил В.Н. Трамбицкий. Создание Союза стало важной вехой в развитии профессиональной музыкальной культуры и композиторского творчества на Урале. В отличие от столичных городов, где, благодаря многолетней деятельности консерваторий, композиторские школы складывались естественным путем — в результате творческой преемственности от учителя к ученику, специфика формирования периферийных композиторских объединений на раннем этапе их создания была обусловлена преобладанием административного фактора. Как правило, подобные содружества поначалу составляли воспитанники различных школ и направлений, волею судеб оказавшиеся в одном городе и лишь постепенно, в результате сложных взаимовлияний приходившие к некоему, весьма относительному, единству. Среди композиторов, связавших свое творчество со Свердловском, ощутимо преобладают музыканты, генетически связанные с кругом Н.А. Римского-Корсакова. Это его прямой ученик В.А. Золотарёв, ученица М.О. Штейнберга Л.Б. Никольская, ученик В.П. Калафати В.Н. Трамбицкий. Очевидно, что, обучаясь в Ленинградской консерватории, корсаковских влияний не избежали А.Г. Фридлендер и К.А. Кацман.

В Свердловске Трамбицкому удалось создать настоящую композиторскую школу. Из его класса вышли такие яркие творческие индивидуальности, как выдающийся уральский симфонист Г.Н. Топорков, классик отечественной песни Е.П. Родыгин, представительница уральского неофольклоризма М.А. Кесарева, нынешний петербуржец В.Д. Биберган. Под руководством Трамбицкого окончили аспирантуру О.А. Моралёв и крупнейший уральский композитор Н.М. Пузей, у него же начинал заниматься родоначальник уральской органной музыки О.Я. Ниренбург.

Плодотворной была композиторская и педагогическая деятельность первого директора Свердловской (с 1946 г. – Уральской) консерватории М.П. Фролова. Но в рамках кампании против «врагов народа» в 1937 г. его исключили из ВКП(б) и уволили с поста директора консерватории. Композитор нашел мужество и силы продолжать свою творческую работу и впоследствии был восстановлен в должности. Он многое сделал для подъема национальной профессиональной музыкальной культуры Якутии, Бурятии и Башкирии. В его классе воспитывались Д.Д. Аюшев, Б.Б. Ямпилов, Ж.А. Батуев, ставшие основателями национальной композиторской школы Бурятии. Среди других его учеников выделяются мастер вокально-симфонических жанров Б.Д. Гибалин – первый из композиторов, окончивших Уральскую консерваторию, ее будущий профессор и ректор, а также Г.Н. Белоглазов и Н.М. Хлопков – музыканты, глубоко впитавшие лучшие традиции отечественной музыки. Ученики М.П. Фролова с успехом продолжили «педагогическую эстафету». В классе композиции Б.Г. Гибалина воспитывались впоследствии известные музыканты: М.И. Гальперин, С.И. Сиротин, С.С. Манжигеев, А.Н. Попович, В.А. Усович, Т.В. Комарова. Выпускники Г.Н. Белоглазова — В.А. Лаптев и В.И. Горячих — стали признанными мастерами в области народно-хорового искусства. В классе Н.М. Хлопкова происходило профессиональное становление видного композитора и музыкально-общественного деятеля, многолетнего руководителя Союза композиторов России В.И. Казенина.  

Представителями московской ветви на Урале были В.И. Щёлоков и О.К. Эйгес. В.И. Щёлоков создал уральскую школу игры на трубе, и его произведения для этого инструмента стали весомым вкладом в репертуар трубачей всего мира. О.К. Эйгес преподавал в Свердловской консерватории с 1939 по 1948 г., вплоть до своего увольнения, инспирированного кампанией «против формализма», когда по консерватории и Уральской композиторской организации прокатился «идеологический каток» Постановления ЦК ВКП(б) от 10 февраля 1948 г. об опере «Великая дружба» В. Мурадели. О.К. Эйгес и отчасти В.Н. Трамбицкий были подвергнуты нападкам в безыдейности и абстрактности творчества. О.К. Эйгес к тому же обвинялся в «идеализме» за признание, что некоторые музыкальные идеи приходят к нему во сне. Непримиримым оппонентом О.К. Эйгеса в творческих дискуссиях по отношению композитора к народной песне стал создатель Уральского народного хора Л.Л. Христиансен. Но эстетические разногласия быстро приобрели политический характер, и творческие дискуссии привели к «организационным выводам». Отчет о собрании членов Свердловского Союза советских композиторов был опубликован в газете «Уральский рабочий». Собрание резко осудило О. Эйгеса за то, что он якобы остался на чуждой советскому искусству формалистической позиции. Газета писала: «Своим творчеством и публичными выступлениями О. Эйгес показал, что он придерживается враждебных социалистическому реализму принципов и в ряде вопросов обнаруживает свое политическое невежество и отсталость. Собрание сочло недопустимым в дальнейшем доверять О. Эйгесу преподавание в Уральской государственной консерватории таких важных дисциплин, как анализ музыкальных форм и сочинения и руководство воспитательной работой студентов»[8]. О.К. Эйгес был уволен, а выпускники его класса – Н.М. Пузей и В.А. Гевиксман не были допущены к государственным экзаменам. В.Н. Трамбицкого оставили преподавать в консерватории, но сняли с поста председателя композиторской организации. События 1937 и 1948 годов остались драматическими страницами в истории Уральского отделения Союза композиторов России.

Жизнь региональных композиторских сообществ осуществляется в сложном взаимодействии идей, идущих из столичных центров, с локальной художественной средой, имеющей свой темпоритм, свою инерцию, которая  проверяет на прочность, преобразует эти идеи и возвращает их в иногда неузнаваемо трансформированном виде. Композиторами Урала создано немало произведений, имеющих полное право войти в «золотой фонд» отечественной музыки. Качество и долговечность художественного произведения не определяется местом его создания. Но «гений места», несомненно, накладывает свой отпечаток на музыку авторов, для которых Урал стал родным. Терпкое своеобразие уральского фольклора, в котором отразилась этническая пестрота этого региона, находящегося на стыке континентов и культур, по-своему чувствовали музыканты, рожденные далеко от Урала, — М.П. Фролов и В.Н. Трамбицкий, А.Г. Фридлендер и Л.Б. Никольская. Другой «приезжий» – музыковед Л.Л. Христиансен – положил начало целенаправленной научной деятельности по записи, изучению и концертному исполнению уральского музыкального фольклора, создал гордость профессиональной культуры края – Уральский народный хор. Л.Л. Христиансен «заразил» своей любовью к фольклору горожан по рождению – В.И. Горячих, М.А. Кесареву, В.Д. Бибергана, что во многом определило эстетическую направленность их творчества. И В.И. Горячих, и М.А. Кесарева, помимо основной композиторской деятельности, много занимаются собиранием и обработкой народных мелодий. Произведения В.Д. Бибергана естественно вошли в репертуар ансамблей народных инструментов, фольклорная линия прослеживается и в его фортепианной музыке. Для Б.Д. Гибалина, Н.М. Пузея и Г.Н. Топоркова, вышедших из глубин горнозаводской цивилизации, народный мелос был еще генной основой их слухового опыта, естественной средой обитания. Но она таяла буквально на глазах: на исходе ХХ в. некогда цветущие поля фольклора стали зарастать махровыми сорняками шоу-индустрии. Спасение, сохранение, изучение исчезающего наследия и по возможности возвращение народу его богатства стало делом жизни музыковеда Т.И. Калужниковой, замыслившей и реализующей многотомный издательский проект «Библиотека уральского фольклора».

Поэзия горнозаводского мира в его первозданном облике навеки запечатлена в уральских сказах П.П. Бажова, в их самобытной стилистике. Трудно назвать уральских композиторов старшего и среднего поколений, которые бы не обращались в своем творчестве к этой драгоценной россыпи отечественной словесности. Можно констатировать, что в Свердловске-Екатеринбурге образовалось целое «бажовское направление» в музыке. Достаточно вспомнить балеты А.Г. Фридлендера «Каменный цветок» (первый балет, созданный на Урале) и «Горная сказка», детскую оперу Л.Б. Никольской «Серебряное копытце», симфонию-балладу «Азов-гора» А.А. Муравлёва, струнный квартет Б.Д. Гибалина «Памяти Бажова», музыкальную комедию «Марк Береговик» и фортепианный цикл «Каслинское чудо» К.А. Кацман, балет В.И. Горячих «Живой камень», сюиту для фортепиано «Памяти П.П. Бажова» О.Я. Ниренбурга, «Две поэмы памяти Бажова» для хора a capella М.А. Кесаревой, фантазию С.И. Сиротина «Огневушка-поскакушка» и многое другое.

Жизнь и творчество уральских композиторов тесно связаны с биографией страны. В суровые годы Великой Отечественной войны музыканты своим творчеством стремились приблизить День Победы. С оружием в руках защищали Родину Н.М. Хлопков, Н.М. Пузей, В.А. Лаптев, Е.П. Родыгин. Позднее испытания военных лет найдут свое отражение в операх В.Н. Трамбицкого и Г.Н. Белоглазова, в симфонических партитурах Н.М. Пузея, А.Г. Фридлендера, М.И. Гальперина, в вокально-инструментальных произведениях Е.П. Родыгина, К.А. Кацман. Пафосом послевоенного мирного строительства наполнены песни Е.П. Родыгина, кантаты Б.Д. Гибалина и оперы К.А. Кацман, балет «Чудесница» В.И. Горячих, музыкальная комедия «Веселый Гай» В.А. Лаптева.

В 60-е гг. жесткие официальные установки так называемого социалистического реализма теряют свойство «категорического императива». Как естественная реакция на упорно насаждаемые эстетические ограничения в музыке начинают интенсивно развиваться авангардные тенденции, возрастает интерес к современным композиторским техникам. В последующие десятилетия в творчестве ведущих мастеров происходят заметные интеграционные процессы, в результате которых возникает некий синтез радикальных технологических новаций с устоявшимися академическими нормами письма. В Свердловске детищем «хрущевской оттепели» стала молодежная секция Союза композиторов, созданная в сентябре 1961 г. В нее входили тогда еще молодые  композиторы, студенты и выпускники Уральской консерватории В.Д. Биберган (Санкт-Петербург)[9], В.И. Казенин (Москва), М.А. Кесарева (Екатеринбург), Е.Г. Гудков (Челябинск), М.Д. Смирнов (Челябинск), Г.В. Курина (Санкт-Петербург), Н.С. Берестов (Якутск), С.С. Манжигеев (Улан-Уде), а также музыковеды Н.М. Вильнер (Екатеринбург), Л.В. Марченко (Санкт-Петербург) и исполнители, активно пропагандировавшие музыку молодых, – Л.З. Болковский, В.М. Горелик, И.К. Пальмов. Задачей этого объединения было продвижение новой музыки «в народ», полем его деятельности стали города и села Урала, в которых организовывались лекции-концерты этой группы. Передачи о классической и современной музыке, в том числе о музыке уральских авторов, занимающие постоянное место в сетке радио- и телевещания, вели музыковеды В.М. Мезрина, Н.М. Вильнер, Е.Б. Нестерова, Ж.А. Сокольская. В 1968 г. по инициативе Б.И. Певзнера и В.М. Мезриной вышло в свет первое коллективное исследование, посвященное музыке, созданной на Урале, — книга «Композиторы Урала».

Музыка композиторов старшего поколения занимает в 60–70-е гг. достойное место в музыкальном пространстве страны. Оперы К.А. Кацман ставятся в театрах Перми, Челябинска и Свердловска. В 1963 г. ее опера «Половодье» (дир. Е. Манаев, реж. Н. Даутов) была показана в Кремлевском дворце съездов во время гастролей Свердловского оперного театра в Москве и получила одобрительные отзывы в центральной прессе. На Свердловском телевидении был выпущен телефильм по лирической камерной опере А.Г. Фридлендера «Снег» (1964, реж. Б. Скопец). 50-летний юбилей Октябрьской революции Свердловский оперный театр отметил оперой Б.Д. Гибалина «Товарищ Андрей», посвященной революционной деятельности Я.М. Свердлова. В 1970 г. композитор создает одно из лучших своих произведений – кантату «Родники», его опера «Федор Протасов» увидела свет рампы в Казани. Широкий отклик вызвала премьера Симфонии №2 (на стихи В. Тушновой) Н.М. Пузея.

Во второй половине 60-х Уральская организация упрочилась, разрослась территориально, объединив композиторов и музыковедов всего Большого Урала, включая Пермскую, Челябинскую, Тюменскую и Оренбургскую области. В результате этой «административной реформы» возникло обширное творческое пространство, способствующее продуктивному обмену идей. Безусловно, положительным фактом было то, что на рубеже 60–70-х организация прирастала выпускниками консерваторий других городов Советского Союза. В 1967 г. ее пополнил выпускник Бакинской консерватории, ученик Кара Караева Л.И. Гуревич (нынешний руководитель Уральского отделения Союза композиторов), приглашенный Б.Д. Гибалиным преподавать на кафедре теории музыки и композиции Уральской консерватории. Л.И. Гуревич был представителем нового поколения, хотя и знакомого с официальными идеологическими нормами, но уже знавшего иные эстетические ориентиры, отличные от заскорузлых постулатов «исторических постановлений». В 70-е гг. в его классе прошли полный курс композиции будущие члены Уральского отделения Союза композиторов Л.Н. Табачник (Асбест) и А.Б. Бызов, в 80-е он выпустил молодых композиторов из Перми – М.А. Козлова и В.Ф. Пантуса, бурята П.Н. Дамиранова. В 1971 г. в Уральской консерватории начинается преподавательская деятельность коренного уральца В.А. Кобекина, продолжавшаяся в общей сложности почти два десятилетия (1971–1980; 1992–2010). Ученик С.М. Слонимского по Ленинградской консерватории, он вырос в значительную фигуру отечественной музыкальной культуры, стал ведущим оперным композитором России. Среди учеников В.А. Кобекина – лауреат Всероссийского фестиваля молодых композиторов «Опус первый», конкурса Мариинского театра на сочинение оперы по произведениям Н.В. Гоголя А.А. Беспалова (2006); руководитель молодежной секции Уральского отделения Союза композиторов России А.В. Жемчужников (2003). В 1977 г. в Уральское отделение вливается еще один выпускник Ленинградской консерватории по классу композиции О.А. Евлахова – И.В. Забегин, который с 1981 г. по настоящее время также преподает в Уральской консерватории. По его классу композиции окончили консерваторию лауреат республиканской премии Мордовской АССР Е.В. Кузина, лауреат национального конкурса композиторов Монголии Цогтсайхан, дипломант Московского конкурса молодых композиторов, лауреат Всероссийского конкурса О. Терёшина.

В 60-х гг. в УГК приходят преподавать представители молодежной секции Союза композиторов — М.А. Кесарева, В.Д. Биберган и В.И. Казенин. Из класса композиции В.Д. Бибергана вышли А.С. Нестеров (председатель правления Музыкального фонда Союза композиторов Санкт-Петербурга) и А.Н. Нименский. А.Н. Нименский – в настоящее время заведующий кафедрой композиции УГК, его класс по специальности в разные годы окончили такие ныне известные авторы, как А.Д. Кривошей (Челябинск), А.А. Пантыкин, О.В. Пайбердин (Москва), С.П. Патраманский (Санкт-Петербург). В композиторском классе М.А. Кесаревой в разные годы обучались А. Басок, Т. Густомесова, А. Желтышева, С. Мальцева, нынешний член Уральского отделения СК Е.В. Перевалов, председатель Омско-Зауральской композиторской организации К.Л. Брысов. Активная жизненная позиция, свойственная молодежной секции СК, видимо, была унаследована студентами-композиторами начала 70-х. Имена А.Н. Нименского, Е.С. Щекалева, М.А. Баска, М.И. Сорокина, В.А. Усовича (Улан-Уде), А.С. Нестерова (Санкт-Петербург) впервые «прозвучали» для широкой аудитории, когда эти ныне маститые авторы были еще на студенческой скамье. Их отличала немыслимая ранее свобода и смелость в выборе тем и сюжетов: А. Вознесенский, Л. Кэрролл, Г. Аполлинер. Премьера опер «Алиса в стране чудес» А.С. Нестерова и «Диалоги за стеной» М.А. Баска (дир. Е. Колобов, реж. Ю. Федосеев), прошедшие в студенческом театре в рамках пленума Союза композиторов, посвященного творчеству молодых, стали ярким событием 1973 г., вызвала разноречивые отклики в прессе[10]. 

70–80-е сейчас многими вспоминаются как яркий период жизни Союза композиторов, как время активного и плодотворного общения в рамках всего необъятного СССР. Пресловутая «эпоха застоя» отнюдь не ощущалась таковой в музыке. Напротив, это было время настойчивого поиска новых средств выразительности, новых форм, парадоксальных сочетаний хорошо известного – словом тех явлений, за которыми закрепились растиражированные ныне термины «полистилистика» и «постмодернизм». Ослаб централизованный идеологический контроль, уродовавший судьбы, но оставалась вполне ощутимая, хотя и неравномерно распределяемая, государственная поддержка и развитая инфраструктура Союза. «Государево око» в большей степени подглядывало за тем, что творилось в эстрадных жанрах, широко тиражируемых по теле- и радиоканалам. В сфере же академической музыки потеряли свою актуальность запреты на определенные виды композиторской техники, практически отпала необходимость в шифровке «крамольных» идей и многозначительных иносказаниях. Изрядно изъеденный коррозией «железный занавес» уже не сдерживал хлынувший с Запада поток информации. Безусловно, существовали некие рамки официально «дозволенного», но их нарушение уже не влекло за собой фатальных последствий и кампаний всеобщего осуждения. В апреле 1975 г. в городе-побратиме Свердловска Пльзени состоялся первый из цикла концертов уральской музыки. Впервые творчество уральских авторов было так широко представлено за рубежом. Впоследствии подобные концерты, в том числе и совместные с чешскими композиторами, стали доброй традицией: в 70–80-х гг. их прошло более двадцати и в Свердловске, и в Пльзени. Большим успехом Уральской организации и композитора Г.Н. Топоркова стало исполнение его Четвертой симфонии на IV Съезде Союза композиторов РСФСР в Москве.

ошедшие  стеной" 1973 г.театре в 1973 г. дов.тивная жизненная позиция, унаследованная

В 80-е гг. в организацию влилась новая композиторская генерация: А.Б. Бызов, Е.Н. Самарина, В.Д. Барыкин – все выпускники Уральской консерватории. Молодые авторы имели возможность сразу активно включиться в деятельность Союза, делиться  информацией и своими достижениями, участвовать в семинарах, проводимых признанными мастерами в Домах творчества. Становятся традиционными творческие отчеты уральцев в Москве. К оперным партитурам В.А. Кобекина обращаются столичные театры: «Лебединая песнь», «Дневник сумасшедшего» (1980) и «Игра про Макса-Емельяна, Алену и Ивана» (1989) шли на сцене Московского камерного музыкального театра под руководством Б. Покровского, «Пугачев» (1983) – в Ленинградском академическом малом театре оперы и балета (реж. С. Гаудасинский, дир. В. Кожин). Местные академические сцены также не обделяют вниманием произведения земляков. Театралы города до сих пор помнят оперетту С.И. Сиротина «Царица и велосипед» (1984), с успехом шедшую в Театре музкомедии. Оперный театр представил одно из лучших своих достижений – пушкинский триптих «Пророк» В.А. Кобекина, отмеченный Государственной премией (1987). На престижных песенных конкурсах и фестивалях звучали и побеждали песни С.И. Сиротина, Е.С. Щекалева. Репертуар академических народных хоров страны украшали композиции Е.П. Родыгина, В.И. Горячих, В.А. Лаптева. Регулярно и с большим размахом проходили Пленумы правления Уральской композиторской организации, сопровождаемые масштабными фестивалями, некоторые из них специально посвящались музыке молодых (1983). В 1982 г. А.Н. Нименский возглавил молодежную секцию «Новой волны», получившую к этому времени официальный статус. В нее вошли композиторы В.Д. Барыкин, А.Б. Бызов, Т.Б. Камышева, Т.В. Комарова, Е.Н. Самарина, М.И. Сорокин, музыковед Л.В. Барыкина, группа пермских композиторов. Продолжая традицию своих предшественников, музыканты регулярно выступали перед самой различной аудиторией, участвовали в теле- и радиопрограммах.

В культурной жизни Свердловска 1980–90-х гг. заметное место занимал клуб современной камерной музыки «Камерата», созданный по инициативе музыковеда Ж.А. Сокольской. На радио и телевидении регулярно проводились специальные циклы передач о музыкальной жизни региона и страны в целом, встречи с выдающимися представителями композиторского и исполнительского цехов. В числе ведущих этих передач 80-х гг. – музыковеды, члены СК Н.М. Вильнер, Н.В. Фомина, Ж.А. Сокольская, позднее, в 90-е гг., – Л.В. Вакарь. Без личного участия композиторов не обходились так называемые «поезда искусств», обслуживавшие самые отдаленные районы страны, — публика неизменно тепло принимала выступления Е.П. Родыгина, В.Т. Пестова, Е.С. Щекалёва.

Крепли и развивались близлежащие территориальные отделения Союза, в результате чего возникла потребность в децентрализации. И вот в 1983 г. получает самостоятельность Челябинское отделение СК, а десятилетием позже – Пермское. Основной костяк Челябинского отделения во главе с учеником Л.Б. Никольской М.Д. Смирновым (1929–2006) образовали бывшие выпускники Уральской консерватории. В него вошли композиторы Е.Г. Гудков (1939–2008), В.Я. Семененко, Ю.Е. Гальперин и музыковеды С.З. Губницкая, Т.М. Синецкая (нынешний руководитель организации). Позднее к ним присоединились композиторы В.П. Веккер (председатель правления в 1993–1994), А.Д. Кривошей, Т.Ю. Шкербина, Л.В. Долганова, Е.М. Поплянова и музыковед Н.В. Парфентьева. Пермское отделение, первым руководителем которого стал И.В. Ануфриев (с 1993 по 1998 г.), выросло из творческого объединения молодых композиторов города. В него вошли питомцы Гнесинского института — В.И. Грунер, Л.В. Горбунов, И.В. Машуков (председатель с 1998 г.); а также выпускник Московской консерватории В.Л. Куликов, выпускники УГК по классу Л.И. Гуревича В.Ф. Пантус, М.А. Козлов и ученик А.Н. Нименского Н.В. Широков.

Общественные потрясения 1990-х не сразу оказали свое негативное воздействие на положение творческого союза. Некоторое время, несмотря на экономические трудности, еще сильна была инерция планомерной государственной поддержки – и материальной, и информационной. Более того, превращение закрытого Свердловска в открытый Екатеринбург, либерализация зарубежных контактов позволили музыке уральцев выйти за региональные рамки и добиться международного признания. На конкурсах в Токио получают награды Е.Н. Самарина (как композитор и как пианист), Л.И. Гуревич, М.А. Басок, в Нью-Йорке – А.Б. Бызов. Музыка О.Я. Ниренбурга, В.А. Кобекина и А.Н. Нименского звучит на фестивалях в Германии, произведения В.Д. Барыкина исполняются в Австрии, О.В. Викторовой – в Голландии. Екатеринбург становится местом проведения международных фестивалей: «Игра в созерцание» (1993), «Три дня новой музыки» (1994). Значительным фактом культурной жизни города стало пребывание в нем выдающегося композитора Авета Тертеряна, в течение ряда лет (1992/94) проводившего мастер-классы в Уральской консерватории.

Во второй половине 90-х реализуются проекты по пропаганде музыки уральцев. В 1995 г. вышел в свет альбом фортепианных пьес екатеринбургских авторов «Детям о детях», которым Уральское отделение Союза композиторов России начинает собственную издательскую деятельность. Этот альбом – первое профессиональное нотное издание, осуществленное в городе. В разгар дефолта появляется фундаментальный труд «Композиторы Екатеринбурга» (1998), впервые подробно освещающий историю становления композиторской организации на Урале. Записываются коллективные альбомы («Музыкальное приношение Екатеринбургу»), авторские компакт-диски М.А. Баска, Е.С. Щекалёва, В.А. Кобекина. По инициативе Союза с 1998 г. начинают регулярно проводиться конкурсы на лучшее исполнение произведений уральских авторов среди учащихся ДМШ. Под руководством выпускницы Ленинградской консерватории по классу Б.А. Арапова О.В. Викторовой, пополнившей организацию в 1995 г., возникает Клуб современной музыки, который впоследствии был реорганизован в Мастерскую новой музыки «AUTOGRAPH», занявшую заметное место в культурной панораме Екатеринбурга. Его цели сформулированы следующим образом: «пропаганда современной музыки, восполнение информационного пробела и преодоление изолированности от современной европейской и мировой культуры в целом; формирование адекватного восприятия новых культурных ценностей и приобщение к современному искусству молодежи и студенчества; участие в научных семинарах и конференциях, а также в различных культурных акциях России с целью исследования пограничных зон творчества; установление связей с организациями подобного типа в других регионах страны; формирование имиджа Екатеринбурга как современного культурного центра». В 1998 г. Т.В. Комарова организовала Екатеринбургскую студию электроакустической музыки, известную под аббревиатурой YEAMS, так в городе начинает развиваться новое направление композиторского творчества. В ноябре этого же года прошел фестиваль «Музыкальное приношение Екатеринбургу», приуроченный к 275-летнему юбилею города. Среди заметных премьер фестиваля — «Юбиляции» А.Н. Нименского, победившие в конкурсе на создание увертюры, посвященной этой знаменательной дате.

Но вместе с позитивными фактами, нельзя не отметить, что в творчестве уральских авторов (особенно старшего поколения) как реакция на бурные социальное перемены нарастает смутное ощущение тревоги, растерянности, ощущение драматизма происходящего. Эта нота отчетливо слышна в последних сочинениях патриарха уральской музыки Н.М. Пузея, в симфонии для камерного оркестра «Голгофа» В.А. Кобекина, в более завуалированном виде – в «Аллюзиях» Л.И. Гуревича. Идеологические барьеры прошлого сменяются не менее жестким экономическим «диктатом рубля», и композиторы пытаются определить свое место в изменившихся реалиях, найти прочную опору. К национальным истокам припадают К.А. Кацман, Л.И. Гуревич, Л.Н. Табачник. М.А. Кесарева вскрывает потаенные слои фольклора — мистические медитативные практики, якутские языческие ритуалы. С.И. Сиротин обращается к транскрипциям и аранжировкам, нацеленным на самую демократичную публику. Мастера советской песни – В.И. Горячих и Е.П. Родыгин стремятся нащупать свою «новую интонацию», установить контакт с новой аудиторией. А.Н. Нименский в «Кантах» и «Юбиляциях», М.И. Сорокин в «Сюите в старинном стиле» и В.Д. Барыкин в сочинении для струнного оркестра «Степенна» ведут диалог с историческими пластами отечественной и мировой музыкальной культуры. М.А. Басок создает свой обаятельный мир детского музыкального театра, А.Б. Бызов обретает узнаваемый элегантный почерк в произведениях для русских народных инструментов. Содружество Мастерской современной музыки «AUTOGRAPH» (О.В. Викторова, О.В. Пайбердин, С.В. Патраманский) экспериментируют с новыми формами общения с публикой.

Начало третьего тысячелетия запомнилось екатеринбургским любителям музыки масштабными фестивальными проектами. Фестиваль «Звук и пространство», состоявшийся в сентябре 2001 г., стал действенной акцией в поддержку сохранения уникального концертного зала Маклецкого. В его программу вошла музыка В.Д. Барыкина, А.Б. Бызова, О.В. Викторовой, М.А. Кесаревой, В.А. Кобекина, А.Н. Нименского, С.В. Патраманского, О.В. Пайбердина, Н.М. Пузея, Е.Н. Самариной, С.И. Сиротина, М.И. Сорокина. Фестиваль «Линии Авета Тертеряна» проводился 11–14 мая 2002 г. совместно со Свердловской филармонией. Здесь, наряду с произведениями армянского классика, исполнялись сочинения П. Де Клерка (Бельгия), А.С. Щетинского (Украина), екатеринбуржцев В.Д. Барыкина, О.В. Викторовой, Л.И. Гуревича, И.В. Забегина, М.А. Кесаревой, В.А. Кобекина, А.Н. Нименского, О.В. Пайбердина, С.В. Патраманского, Е.В. Перевалова, Е.Н. Самариной. Во время фестиваля апробировались новые, диалогические формы общения с аудиторией. Большой резонанс вызвал фестиваль «Festspiel – игра двух городов» (24–26 сентября 2003 г.), поводом для которого стали 300-летие Санкт-Петербурга и 280-летие Екатеринбурга. В центральном концерте фестиваля была разыграна «музыкальная дуэль городов-юбиляров», где Свердловский симфонический оркестр под управлением Д. Лисса исполнил произведения Г.О. Корчмара, А.А. Королёва, Ю.А. Фалика (Санкт-Петербург) и уральских авторов. Особое место в программах празднества заняли сочинения композиторов, творческая биография которых объединена обоими городами: А.Г. Фридлендера, К.А. Кацман, И.В. Забегина, В.А. Кобекина, О.В. Викторовой. Фестиваль сопровождался научно-практической конференцией, по результатам которой был издан сборник материалов. В последнее десятилетие ХХ в. стал регулярным ежегодный фестиваль «Дни новой музыки в Екатеринбурге».

Сегодняшний день уральской музыки отмечен многообразием жанров, широтой творческого поиска. В новых социально-экономических условиях при почти полном отсутствии государственной поддержки Уральское отделение Союза композиторов все же сохраняет свой творческий авторитет. Систематически проводятся творческие конкурсы на издание произведений концертного и педагогического репертуара, а изданные ноты направляются в библиотеки музыкальных учебных заведений. Организуются творческие состязания на лучшее исполнение произведений уральских авторов: попеременно чередуются конкурс для учащихся ДМШ и ДШИ города «Музыкальные звёздочки» и юношеский конкурс «Взгляд в будущее». Выпущены компакт-диски с записью лучших симфонических и камерных произведений композиторов Урала, авторские альбомы М.А. Баска и Л.И. Гуревича. Хоровой цикл О.В. Викторовой исполняется в Париже. Сочинение С.И. Сиротина звучит на саммите Шанхайской организации сотрудничества (2009). Премию губернатора Свердловской области получают А.Н. Нименский (2002), А.А. Пантыкин (2002, 2007, 2008, 2011) и Е.С. Щекалев (2007). Престижнейшей «Золотой маски» удостаиваются спектакли Свердловского театра музыкальной комедии «Силиконовая дура» и «Мёртвые души» (2008, 2011, композитор А.А. Пантыкин); оперы В.А. Кобекина «Молодой Давид» (2000, Новосибирский академический театр оперы и балета), «Маргарита» (2007, Саратовский театр оперы и балета) и «Гамлет (датский) (российская) комедия» (2010, Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко). Публика горячо и с неподдельным интересом принимает авторские концерты Л.И. Гуревича (2006, Большой зал УГК),  М.И. Сорокина (2010, Дом актера), Е.П. Родыгина (2010, Концертный зал им. Лаврова), Е.С. Щекалёва (2011, Зал Филармонии), С.И. Сиротина (2011, Концертный зал им. Лаврова, Зал Филармонии), А.Б. Бызова (2011, Большой зал УГК; театр «Щелкунчик»).

Забота о творческой смене – одна из важнейших задач Союза композиторов. В 2007 году по инициативе руководителя Уральского отделения СК Л.И. Гуревича в Екатеринбурге был проведен Всероссийский молодежный композиторский форум, который обещает стать традиционным. Первый раз в этом уникальном проекте участвовали молодые авторы из Москвы, Санкт Петербурга, Нижнего Новгорода, Казани, Чайковского (Пермский край) и, конечно же, Екатеринбурга. С 2008 г. возобновилась деятельность молодежной секции Союза, которую возглавил А.В. Жемчужников. Он является также организатором творческого сообщества «Пингвин-клуб», объединившего композиторов и исполнителей, ищущих новые формы привлечения молодежи к музыкальному искусству академического направления. В центре культуры «Урал» этим сообществом были реализованы проекты «Концерт для DJ с оркестром» с участием Муниципального камерного оркестра BACH (октябрь 2009), «Музыка, которую никто никогда нигде не слышал» (март 2010) и «От классики до drum & bass, или искусство владения ударной установкой» (сентябрь 2010) и др. 1 апреля 2009 г. произошло событие, знаменательное не только для молодежной секции, но и для всей Уральской организации: в Мариинском театре состоялась премьера оперы молодого композитора, ученицы В.А. Кобекина – А.А. Беспаловой «Иван Федорович Шпонька и его тетушка» (по повести Гоголя).

Президент Российской Федерации Д.А. Медведев в приветствии X съезду Союза композиторов России отметил: «Сегодня Союз композиторов России продолжает вносить серьезный вклад в развитие отечественной культуры. Способствует воспитанию нового поколения композиторов, исполнителей, музыковедов. Помогает им в полной мере раскрыть свой талант и открывает широкой публике их имена. Ведет плодотворную просветительскую деятельность, снискавшую заслуженное признание в нашей стране и за ее пределами». Эти слова в полной мере можно отнести и к Уральскому отделению Союза композиторов. Но, несмотря на важную миссию и очевидные успехи в деятельности Союза, многих не покидает тревога за его будущее. Недаром время от времени раздаются реплики, что всевозможные творческие союзы являются рудиментом советской эпохи и не нужны в современной жизни. Что поддерживать надо не союзы в целом, а отдельных выдающихся творцов. Но при этом забывается, что гении не вырастают на пустом месте, для их появления необходима творческая среда, что рядовые деятели искусства и их повседневная работа образуют тот защитный «озоновый слой» культуры, который, в конечном счете, и спасает человечество от одичания.

Сложное современное положение Союза композиторов определяется, в основном, двумя факторами – материальным и идеологическим. Закон об общественных организациях по существу приравнял творческие союзы к объединениям по интересам и вывел их из сферы бюджетного финансирования. В Екатеринбурге, в отличие от Москвы, Санкт-Петербурга и Казани, полностью прекратились закупки новых произведений. В результате значительно уменьшилось количество произведений вообще и форм, требующих большого исполнительского состава (опер, симфоний) и, добавим, огромных усилий со стороны композитора. Но даже написанная симфония долгое время может оставаться в статусе «неведомого шедевра», так как филармонии и симфонические оркестры в своей репертуарной политике чаще всего ориентируются «на кассу» и предпочитают исполнять апробированные и обреченные на успех хорошо знакомые произведения. Повседневная уставная деятельность, творческая работа и ее финансовое обеспечение теперь полностью зависят от возможностей самого Союза композиторов. А они в региональных организациях весьма невелики. Некоторой поддержки – очень скудной и нерегулярной – удостаиваются лишь крупные общественные акции организации – конкурсы, фестивали и т.д. Дополнительные скромные выплаты из бюджета получают лишь особо нуждающиеся ветераны. Раз в год между всеми творческими союзами на конкурсной основе определяются кандидатуры стипендиатов министерства культуры. Для продолжения своего существования Союз композиторов вынужден быть «рентабельным», становиться «хозяйствующим субъектом». И здесь далеко не равные условия у столичных и региональных организаций. На всех «этажах» власти произносятся заклинания о важной роли культуры в жизни общества. Но пока в реальной жизни, к сожалению, преобладает мнимо прагматичный курс на урезание финансирования непроизводственных областей. А в сфере искусства наибольшим вниманием властей пользуются зрелищные виды – кино, театр и явления, приближенные к шоу-бизнесу. Музыка рождается в тишине. Композитор, корпящий в своем кабинете над партитурой, значительно проигрывает в зрелищности «эстрадному идолу», поддержанному лазерными эффектами, подтанцовкой и обласканному телевидением. В условиях «рынка» рейтинг телепрограмм определяется не по художественным, а по коммерческим меркам. И вот из «сеток» местного вещания практически исчезли совсем не коммерческие передачи о современных уральских авторах академического направления. Таким образом, большинство композиторов, не задействованных в шоу-тусовках, лишаются информационных каналов общения с публикой. Вдобавок происходит общественная инфляция профессии, и композиторами самоуверенно называют себя растиражированные на экранах лица, порой даже не знающие нотной грамоты.    

Идеологический фактор проблемы относится и к самим композиторам, и к государству, в котором они живут. Для композитора непродуктивна как высокомерная позиция полного безразличия к запросам слушателя, так и стремление во что бы то ни стало ему угодить. Становление композитора – процесс сложный и длительный, порой драматичный. Наличие таланта здесь необходимое условие, но отнюдь не гарантия успеха. Пройдя в консерватории многолетнюю профессиональную выучку, накопив значительный творческий багаж, молодой музыкант оказывается один на один с суровыми жизненными реалиями, буквально каждый день заставляющими вспоминать стихи Велемира Хлебникова:

Сегодня снова я пойду

Туда, на жизнь, на торг, на рынок,

И войско песен поведу

С прибоем рынка в поединок!

Противостояние этому мутному «прибою рынка» требует стойкости, мужества, верности своему призванию и, добавим, поддержки. Стремление к контакту с аудиторией – в традициях отечественной музыкальной культуры. В настоящее время этот контакт осложнен засорением «фоносферы» продукцией масс-культуры, деформирующей обыденное музыкальное сознание. Восприятие большинства произведений современной академической музыки требует значительного слухового опыта, который образуется в результате планомерного музыкального воспитания. В цитированном приветствии Президента говорится о «плодотворной просветительской деятельности» Союза композиторов». Но, заметим, она проводится, увы, не благодаря поддержке телевизионных и радиоканалов, в том числе и государственных, а скорее вопреки и, как правило, противостоит их повседневному контенту. Советскому государству творческие союзы были нужны в качестве идеологического инструмента пропаганды и контроля. Наивный утилитарный подход к композиторскому труду, призванному «воспевать», ушел в прошлое вместе с многочисленными «славильными» кантатами. Современное российское государство, видимо, еще не вполне определило оптимальный модус взаимодействия с деятелями искусства: не сформулировало свои пожелания к ним и не обозначило свои добровольные обязательства. Гражданское общество, о необходимости формирования которого сегодня так много говорят, это не безликая толпа, а совокупность индивидуальностей. Масс-культура лишена подлинного индивидуального начала, вектор ее воздействия направлен не на развитие личности, а на пробуждение в ней «коллективного бессознательного» – следовательно, масс-культура изначально враждебна гражданскому обществу. Настоящее искусство всегда индивидуально. И если государство действительно заинтересовано в становлении гражданского общества, ему не обойтись без действенной поддержки искусства.

Осмысление музыкальной культуры России во всей ее полноте невозможно без изучения процессов, происходящих на региональном уровне. Именно в регионах наиболее наглядно прослеживаются тенденции, благодаря которым создается единое культурное пространство страны. Последнее десятилетие отмечено появлением целого ряда масштабных публикаций, посвященных музыкальной культуре Урала и творчеству уральских композиторов. Это монографии о М.П. Фролове (С.М. Фролова), Е.П. Родыгине и В.И. Горячих (Ж.А. Сокольская), о К.А. Кацман (Н. Иванчук), Л.И. Гуревиче (Б.Б. Бородин), А.Б. Бызове (А. Манченко, М. Басок), сборники «Виктор Николаевич Трамбицкий: Воспоминания. Статьи. Исследования» (под ред. В.П. Костарева) и «Воспоминания о М.И. Гальперине» (под ред. М.А. Баска), учебник для детских музыкальных школ и школ искусств «Музыкальная культура Среднего Урала» С.Е. Беляева и Л.А. Серебряковой, учебник для вузов «Музыка уральских композиторов» Л.А. Серебряковой, книги «Урал музыкальный вчера и сегодня» и «Музыка не ведает границ» Ж.А. Сокольской. С 1995 г. в Уральской консерватории введена учебная дисциплина «Музыкальная культура Урала», и в 2006 г. Л.К. Шабалиной была издана программа этого курса. В Свердловской областной универсальной научной библиотеке имени В.Г. Белинского готовится к выпуску библиографический указатель архива композитора К.А. Кацман. 

Благодаря энергии и организационной воле Л.И. Гуревича в ноябре 2009 года в Екатеринбурге прошел масштабный юбилейный фестиваль «70 лет уральской музыки», подтвердивший непреходящую художественную ценность, и главное – общественную востребованность музыки, созданной на Урале. На фестивале прозвучало около сотни произведений уральских авторов, среди которых были широко представлены сочинения композиторов, составляющих историю организации — В.Н. Трамбицкого, В.И. Щёлокова, Б.Д. Гибалина, А.Г. Фридлендера, Г.Н. Топоркова, Н.М. Пузея, К.А. Кацман, В.А. Лаптева. Подготовка к этому серьезному мероприятию обнажила ряд проблем, связанных с сохранением творческого наследия уральских музыкантов. Прежде всего – это отсутствие систематического свода композиторских архивов ушедших композиторов и, как следствие, сложности с поиском нотного материала. Целый ряд ценных рукописей находится в весьма ветхом состоянии и поэтому нуждается в копировании и скорейшем переводе на современные цифровые носители информации. Но для начала такой работы возникает настоятельная необходимость собрать и систематизировать сведения, включающие в себя списки сочинений уральских авторов, и выявить наличие этих сочинений в архивах и библиотеках Екатеринбурга. Отмеченные обстоятельства и стали побудительной причиной для создания монографического справочника «Уральская композиторская организация: история и современность».

Главной целью предлагаемого издания является предоставление исследователям, исполнителям и всем интересующимся музыкальной культурой Урала по возможности наиболее объективной информации о жизни и творчестве композиторов и музыковедов Уральского отделения Союза композиторов России. В справочник включены сведения о большей части прошлого и нынешнего творческого состава данного объединения.

В отборе персоналий возникли определенные сложности, связанные с территориально-административными изменениями, происходившими в истории Уральского отделения Союза композиторов, в разные годы включавшего в себя нынешние Челябинскую и Пермскую организации, а также музыкантов из Тюмени и Оренбурга. Было решено не включать в состав справочника представителей Челябинска, Перми и Оренбурга, так как музыковедами этих регионов была проделана значительная работа по изучению их наследия. Все интересующиеся творчеством челябинцев, пермяков и оренбуржцев имеют возможность обратиться к книгам Т.М. Синецкой, посвященным композиторам и музыкальной культуре Челябинска[11], к публикациям О.А. Белогрудова и Н.Б. Зубаревой о музыкантах Пермского края[12] и к монографиям Б.П. Хавторина о музыкальной культуре Оренбуржья[13]. Но в справочник вошли сведения о композиторах Тюмени, бывших членами Уральской композиторской организации, так как в этом городе до сих пор отсутствует свое отделение Союза композиторов.

Другая сложность заключается в том, что для целого ряда композиторов и музыковедов пребывание в Свердловске-Екатеринбурге было только частью их биографии – у кого большей, у кого меньшей. Поэтому автор счел необходимым разделить справочник на два неравных раздела – основной, куда вошли музыканты, проведшие значительную часть своей жизни в нашем городе и (или) внесшие большой вклад в его музыкальную культуру, и дополнительный, куда включены персоналии, так сказать, эпизодические для Уральской композиторской организации, но, порой, не менее важные.    

Материалы о персоналиях в каждом из разделов расположены в алфавитном порядке. Они содержат, как правило, краткую биографическую справку, список произведений, расположенных по жанрам и по хронологии, список научных и публицистических работ, дискографию и библиографию. В списке произведений указан вид нотного материала (рукопись, копии, печатные издания, партитура, клавир, оркестровые партии), и, если это оказалось возможным определить, его местонахождение в крупнейших нотных хранилищах Екатеринбурга, ряда других городов или же в личных архивах. Большая часть ныне действующих членов Уральского отделения СК России имела возможность ознакомиться с относящимися к ним материалам и внести в таковые необходимые с их точки зрения коррективы. 

Считаю необходимым отметить, что данная книга не смогла бы появиться без предшествующих работ подобного же рода. Прежде всего, это книга «Композиторы Екатеринбурга» (1998, автор проекта, составитель Ж.А. Сокольская, научный редактор Л.А. Серебрякова), содержащая ценный справочно-библиографический раздел, отредактированный В.Д. Барыкиным, и книга «Композиторы Урала» (1968, ред. коллегия: В.М. Маслова, В.М. Мезрина, Е.Б. Нестерова, М.И. Олле, Б.И. Певзнер, С.М. Фролова). 

Автор выражает глубокую благодарность всем лицам, помогавшим в работе над справочником.

Руководству Уральского отделения Союза композиторов России:

Леониду Иосифовичу Гуревичу, председателю Уральского отделения Союза композиторов России, заслуженному деятелю искусств РФ, профессору — за большую работу по организации сбора материала в библиотеках и архивах Екатеринбурга и советы при подготовке рукописи к изданию;

Елене Викторовне Кичигиной, главному специалисту Уральского отделения Союза композиторов России — за обработку материалов архива Союза композиторов.

А так же:

Валентину Дмитриевичу Барыкину, члену правления Уральского отделения Союза композиторов России – за предоставление архивных фотографий;

Антону Борисовичу Бородину, кандидату педагогических наук, доценту Уральского государственного педагогического университета – за помощь в систематизации собранного материала.

Работникам библиотек Екатеринбурга, составившим библиографические списки имеющихся нот произведений уральских авторов:

Елене Юрьевне Вылегжаниной, главному библиографу нотного отдела Свердловской областной универсальной научной библиотеке имени В.Г. Белинского;

Кульпиной Татьяне Рустемовне, главному библиографу нотного отдела Центральной городской библиотеки № 1 им. А.И. Герцена;

Нине Григорьевне Хахалкиной, заведующей библиотекой Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского;

Инне Анатольевне Кетовой, старшему библиотекарю Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского;

Елене Викторовне Кривоноговой, старшему библиографу Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского;

Екатерине Владимировне Гончарук, заведующей абонементом №2 Информационно-интеллектуального центра «Научная библиотека Уральского государственного педагогического университета»;

Ольге Владиславовне Казаковой, библиографу Свердловского музыкального училища им. П.И. Чайковского (колледжа).

Автор выражает искреннюю признательность своим коллегам, знакомившимся с материалами книги и дававшим ценные советы:

Жанне Абрамовне Сокольской, кандидату педагогических наук, доценту, заслуженному деятелю искусств РФ;

Людмиле Константиновне Шабалиной, кандидату искусствоведения, профессору Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского;

Любови Алексеевне Серебряковой, заведующей кафедрой истории музыки, кандидату искусствоведения, профессору Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского;

Татьяне Ивановне Калужниковой, доктору искусствоведения, профессору Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского.

 Автор также благодарит коллег, любезно представивших информацию по некоторым персоналиям:

Елену Ивановну Вартанову, заведующую кафедрой теории музыки и композиции Саратовской государственной консерватории имени Л.В. Собинова, кандидата искусствоведения, профессора

и Вартанова Сергея Яковлевича,  кандидата искусствоведения, профессора — за материалы об О.А. Моралёве, Б.Г. Манжоре и Л.Л. Христиансене;

Наталью Валерьевну Растворову, кандидата искусствоведения, доцента Южно-Уральского государственного института искусств им. П.И. Чайковского — за список сочинений и библиографию о В.А. Кобекине;

Ирину Витальевну Винкевич, преподавателя Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского — за список сочинений М.П. Фролова;

Светлану Георгиевну Грауберг, доцента Тюменской академии культуры, искусств и социальных технологий – за сведения о композиторах Тюмени;

Сергея Георгиевича Волченко, писателя — за материалы об О.К. Эйгесе.

 

 

 



[1] См.: Беляев С. Екатеринбургский музыкальный кружок. Галерея портретов // Урал. 2007. №3.

[2] Ныне перекресток проспекта Ленина и ул. Карла Либкнехта.

[3] Беляев С., Серебрякова Л. Музыкальная культура Среднего Урала. Екатеринбург, 2005. С. 61.

[4] См.: Беляев С. Имена со старых афиш // Урал. 2003, №8.

[5] См.: Там же.

[6] См.: Беляев С. Екатеринбургский музыкальный кружок. Галерея портретов.

[7] Создан оргкомитет союза советских композиторов (информационное сообщение) // Урал. рабочий. 1932. 26 февр.

[8] О десятой симфонии композитора О.Эйгеса //Уральский рабочий. 1948. 2 сент.

[9] В скобках указаны города последующего проживания упомянутых композиторов. 

[10] См.: Сокольская Ж. Время – камертон творчества // На смену! 1973. 31 мая.

[11] Каталог произведений композиторов Южного Урала. Челябинск, 1996;                 Композиторы Южного Урала: Челябинск: ОАО «Челябинский Дом печати», 2003; Челябинская филармония: люди и время (1937–2007): Челябинск: Мин-во культ. Челяб. обл., 2007; Панорама музыки России. К 25-летию Челяб. отд. Союза композиторов России (в соавт. с Н.А. Петровой). Челябинск: ОАО «Челябинский Дом печати», 2008.

[12] Белогрудов О. Композиторы города Березники: В 2 кн.. Пермь; Березники, 1989; 1992; Белогрудов О. Композиторы-любители Прикамья. 2-е изд., доп. и перераб. Пермь: Кн. изд-во, 1990; Композиторы Прикамья: к 10-летию Перм. отд. Союза композиторов России: Сб. ст. и мат-лов / Под ред. Е.М. Березиной, Н.Б. Зубаревой. Пермь, 2003. 

[13] История музыкальной культуры Оренбургского края (XVII-XX вв.). Оренбург: ФГУП «ИПК «Южный Урал», 2004; Музыкальная культура Оренбуржья: история и современность (архивные изыскания). М.: Изд. дом «Композитор», 2006; Музыкальная культура Оренбурга ХХ столетия. Оренбург: Оренбургское книжное изд-во, 1999.

 
К а т а л о г
Изображение
Алексей Кудряков. Слепая верста
Во вторую книгу Алексея...
Изображение
Исследователи земных недр
Авторы: ЮРИЙ БРИЛЬ, АНАТОЛИЙ...
Изображение
Борис Телков. Санитария горного царства
В книге представлены все этапы...
Изображение
Юрий Бриль. Охота на львов в Нгоронгоро
Спрашивайте в магазинах новую...
Изображение
3-е издание "Открытия Аркаима"
Вышло в свет и поступило в...
Изображение
Самуил Рабинович. Потом когда-нибудь
Самуил Рабинович - ученый с...
Изображение
РАДИО ЛУНЫ. СЕРГЕЙ ГЛАВАТСКИХ
Сергей Главатских....
Изображение
Разгибая пальцы. ЮЛИЯ ЗОЛОТКОВА
Уральское литературное...
Изображение
Григорий Корищ. Высота
Юрий Бриль Вышло в свет 2-е...
Изображение
ТАК ЭТО БЫЛО
Виталий Максимович Нисковских...
Изображение
Жил-был принц...
Александр Папченко...
Изображение
Две пригоршни удачи
Александр Папченко...
 
ИздательствоАвторыГоsтинаяСсылкиКонтакты



D-студия «400 котов»
©"Уральское литературное агентство", 2007
© Д-студия "400 котов", 2011
Перепечатка только с разрешения авторов проекта.
Все права защищены
Rambler's Top100 Яндекс цитирования