Уральское литературное агентство: все виды издательских работ!
Главная Блог Лихие девяностые - хорошо, если бы повторились
Главная
Издательство
Авторы
Каталог
Биография
Библиография
Школа личностного роста
Блог

Комментарии:
Лихие девяностые - хорошо, если бы повторились
Автор: Юрий Бриль   
09 Ноября 2012

Начало девяностых принято ругать. Помню, пустые прилавки, талоны, драки в очередях за водкой и колбасой. Нынешняя власть пугает: «Не хотите стабильности, не хотите снова выбрать нас, будет как в девяностых». Лично мне эта пресловутая стабильность обрыдла, и я хотел бы чтобы начало девяностых повторилось. При всем бардаке и развале, это было время открытых возможностей. Золотоносное эльдорадо для предприимчивых людей. Я прожил это время и могу привести сотню примеров, как рисковые и талантливые люди открывали свой бизнес и достигали определенных высот. К примеру, мой друг детства в обычном промышленном уральском городе открыл швейную фабрику, у него работало  до 3 тысяч человек. Правда, предприятие просуществовало до тех пор, пока не хлынул и не утопил всё и вся китайский ширпотреб. Вообще было много полезных и важных начинаний в бизнесе. Выжили только те, которые дают быстрые деньги:  газ, нефть, торговля. Причины очевидны: патологическая жадность и близорукая политика нашей власти. Шанс на возрождение России был упущен.

Тем, кто хочет вместе со мной понастальгировать по тому замечательному и, увы, неповторимому времени, дарю рассказик.

 Что у меня в мешке

Из записок издателя

 

Посмотрите на него: берет дрожащими руками книгу, раскрывает ее, гладит страницы, прижимает к груди, закрывает глаза, тянется носом к корешку, вдыхает… Какой запах, ах, какой запах! Нарк с изрядным стажем не тащится так от косячка, как наш писатель от запаха типографской краски, при условии, конечно, что именно его текст упакован в книжку. Другое дело издатель,  для него авторство - дело пятое. Ему главное - качество печатного продукта.   

Встречаю как-то поэта Фердыщенко… Как, вы его не знаете? Классиков надо знать и цитировать. Цитирую:

Зачем, охотник, утку манишь? -

Ведь все равно ее обманешь!

Он и говорит: 

- Издай меня, что тебе стоит?!   

- Точно, - соглашаюсь, - ничего не стоит. Вот ты сам себя и издай. А что, текст ты уже навалял. С грамматикой у тебя проблемы. Слово «мышь» пишешь «мшь» без буквы «ы». И правильно делаешь. Пора объявить официально: коммерция грамматику отменила. Нарисуй картинки… Мало ли, не умеешь! Подумают, что под примитивиста молотишь. Купи ролик бумаги, прикати в типографию. Заплати печатникам, им все равно какую фигню в станок засунуть. Выгода налицо. Прибыль издатель у тебя не откусит, вся твоя до копеечки. Элементарно, цену одной книжки умножь на тираж. Давай, ворочай. Главное, кайф получишь от самого процесса книгоиздания. 

Я-то знал, что говорю. Только и делаю, что кайф получаю.

Начало девяностых. Печатать книги - все равно, что печатать деньги. Только кому эти деньги на хрен нужны? Ничего на них не купишь. 

  Короче, в двух словах обозначаю время: верхи с помощью назначенных олигархов разворовывают народную собственность, я сею разумное, доброе, вечное, попутно поднимая рушившуюся экономику и, разумеется, в меру своих скромных сил и способностей обогащаюсь лично. Наши писатели отдыхают или пишут в стол. Печатаются переводные детективы, задержавшаяся литература советского периода. То, за что платить гонорар не надо. Книжная торговля процветает. Печатали бы гораздо больше, но мало станков, мало бумаги. 

  Такая история. Пылю на двух «фурах» в Москву с тиражом. Договорился с дальнобойщиками-молдаванами, в Свердловск привезли орехи, обратно шли пустые. Хорошо так едем, попиваем молдавское вино, погрызываем орехи, анекдоты потравливаем…

- Эй, ребята, говорю, что-то горелой резиной волокет.

- Горим! - ударил по тормозам водила.

Вывалились из машины - действительно, горим. Заклинило тормозные колодки. От трения загорелось колесо, занялся тент, огонь уже к бензобаку подбирается. Ребята находчивые, хватают канистры с  вином  - давай тушить. Ну и я тоже хватаю канистру

- Охренел парень! Это же с соляркой канистра!

  Едем дальше уже не так весело. Больше того, тут только и начались наши проблемы. Гаишники, останавливавшие нас на каждом КП, никак не могли врубиться, что такое возможно: а машине с молдавскими номерами нет вина, тем более, что вином тащит за версту. Вы бы видели, как потянулись к нам московские алкаши, когда мы остановились на Таганской площади, где был оптовый книжный склад, какая собралась толпа!

Короче, сдал книжки и поехал в офис за деньгами. Подхожу к двери - ба-бах! - два выстрела - из двери вылетает громила, бежит с «макарычем» в руке. Вежливо пропускаю. И еще двоих со стволами пропускаю, которые трусовато устремились за ним в погоню. Похоже, думаю, не вовремя. Кстати, вспомнил Тимура, который одновременно со мной поднимал свое издательство и так же вот приехал в Москву прикупить оборудование, а потом нашли с проломленной головой у дороги, понятно, без денег. Потоптавшись у двери в сильном сомнении, все-таки захожу. Главу оптовой фирмы перевязывают на его столе, пуля прошила плечо.

- Чо надо? - спрашивают.

- Денег, - говорю, - хорошо бы купюрами покрупнее.

Эти двое преследователей, как раз вернулись. Естественно, ни с чем и ни с кем. Один сгоряча схватил мою руку, больно вывернул за спину, другой ствол к голове приставил. Точно, думаю, не вовремя.

- Вы что, ребята? Я вам книжки привез. Как договаривались. 

- Что сразу не сказал?!

- Пусть накладную покажет.

Показываю. 

- Выдайте, - распорядился директор и застонал от боли, или денег жалко стало.

Кассирша, считая деньги, каждые пять минут мыла с мылом руки.

- Фу, не могу, не могу! У меня аллергия на эти деньги! - Она, и в самом деле, чихала, сморкалась, вытирала платочком слезившиеся глаза, покрывалась красными пятнами. Уже стемнело, когда она, раз пятьдесят, наверно, помыв руки, выдала, наконец, полагающуюся мне сумму. Охо-хо, взвалил мешок на плечо, пошел устраиваться в гостиницу. Сунулся в «Колос» - мест нет. У гостиницы дежурили приветливые женщины, приглашали на постой. Пошел с одной. «Катюшка, - говорит, - меня зовут». Такая открытая располагающая улыбка. Повела куда-то в «хрущебные» пампасы, квартирка маленькая, кровать полкомнаты занимает. Для меня кровать - как раз самое главное. Несколько ночей не спал, вот, думаю, сейчас бухнусь, но гостеприимная Катюшка достает бутылку портвейна, потчует меня историями о своей многотрудной жизни, с каждой выпитой стопкой укрепляюсь в мысли, что передо мной совершенно святая женщина.

- Давай трахаться, - неожиданно предлагает Катюшка.

Вообще-то если ты джентльмен, сам должен был предложить. Но мне не до этикета, пусть считает меня неотесанным мужланом ѕ спать охота.

- Нет, милая женщина, мы так не договаривались. - И я, положив под голову мешок с деньгами, упал на кровать, мгновенно уснул. Однако почти также мгновенно проснулся.

- Это что за хмырь спит на моей кровати и всю помял ее? - услышал я текст почти что из детской сказочки. В комнате горел свет, за столом сидели мужики, пили водку, курили и плевали на пол.

- Не привязывайся, Вадя, - защитила меня Катюшка, - Это командированный, пустила переночевать.

- За тысячу рублей, - уточнил я, прибавив еще двести, чтобы больше понравиться Ваде. Да, думаю. вляпался, но хорошо еще, не уступил Катюшке. Вадя бы по-своему оценил мой джентльменский поступок.

- Тогда садись за стол и пей с нами водку.

- Не могу, завтра рано вставать.

- Садись, я сказал!..

Пришлось подчиниться. Всю ночь веселая компания пила водку, обсуждая между прочим, завтрашнее дело: опять же проблема, собирались колупнуть ларек, некого было поставить на шухер. Я мог воспользоваться вакансией и круто изменить свою судьбу. Но суммы, которые они обсуждали, были смешными. Гораздо выгоднее быть честным провинциальным издателем, чем состоять в престижной столичной банде. А риск одинаково, что у меня, что у них. Сижу, для видимости разговор поддерживаю, а сам думаю, как бы незаметно слинять. Но Вадя поглядывает за мной.

- Ты куда?

- В туалет.

- А мешок зачем? Чо у тебя в мешке? 

- Переодеться, подхарчиться…Картошки вот прикупил.

- У вас на Урале картошка не растет?

- Система снабжения… Москва, Вадя, - это большой склад, вся жратва сюда свозится, и не только жратва, книжки, допустим, тоже, а потом обратно распределяется по городам и весям. Вот потому мы и приезжаем с мешками. Кушать-то хочется.

- Ага, картошка! Фильтруй базар-то!

- Что еще может быть в мешке? Не деньги же.

- Да, мешок денег - это клево! - мечтательно вздохнул Вадя.

К утру удалось малость вздремнуть. Открываю глаза ѕ все спят, кто под столом, кто на столе, мордой в капусте. Вади нет. Хватаю мешок, на цыпочках к двери ѕ Вадя выходит из кухни. Приставил мне ножик к шее и говорит:

- Я тебя, сука, раскусил, ты - легавый! Сразу заподозрил: везде бывал, все видел… Придется кончать. У тебя есть последнее желание?

- Есть.

- Ну?

- Можно стихотворение прочитать?

- Чего, чего?..

- Стихотворение...

Начал читать первое, что пришло в голову. 

Заметался пожар голубой,

Позабылись родимые дали,

В первый раз я запел про любовь,

В первый раз отрекаюсь скандалить.

Смотрю, слушает, не перебивает. Это мне добавило уверенности, стараюсь, да ведь это моя профессия - сеять разумное, доброе, вечное, даже в такую вот неподходящую почву, в такой вот неурочный час.

Поступь нежная, легкий стан,

Если б знала ты сердцем упорным,

Как умеет любить хулиган,

Как умеет он быть покорным…

 

Смотрю, в уголках глаз моего мокрушника выступили слезинки. Когда я закончил читать, он молча протянул свою пятерню и пожал мне руку.

- Ты, что ли, сочинил?

- Скажешь, куда мне!.. Это сам Фердыщенко. Но я с ним, прикинь, лично знаком.

- Ну, передай ему, если увидишь… – он поскреб грудь, не в силах выразить чувство, высморкался в рубаху.

- Ага, передам… Ну, я пошел?

Он не возражал.

-  Что ты, как курва, с мешком?! Дать чемодан? Знаешь, у меня сколько чемоданов скопилось? Тебе столько не снилось.

- Правда? Откуда?

-  От верблюда.

- Спасибо, не надо. Мы-от на Урале завсегда с мешками шлындаем. 

Вышла в коридор Катюшка, добрая душа, хорошо, так по-детски, улыбается, приглашает в следующий раз, когда буду в Москве, обязательно останавливаться у нее.

- Как говорят у нас в Одессе, будете на нашей улице - проходите мимо.

- Ты же сказал, что с Урала?

- Шутка такая, - сказал я и юркнул в дверь.

- Эй! - услышал я вдогонку, - вернись! Чо у тебя в мешке?.. Бля буду, бабки!.. Держи его, падлу!

Хорошо все-таки, что у меня быстрые ноги.

В то время я в Москве бывал часто. В самолет заходил привычно, как в трамвай. Однако всякий раз я считал обязательными для себя два зрелищных мероприятия: Большой театр и митинг в Лужниках. Купил билет у спекулянтов, пошел в Большой.

- Товарищ, - говорят, - это все-таки храм искусства, а вы с мешком. Сдали хотя бы в гардероб.

- Это мой кошелек, - говорю. - Как без него? Что же мне теперь в вашем, требующем ремонта так называемом храме, ни бутерброда с икрой не зажевать, ни шампанского не накатить?! Бывал, знаю я ваши цены.

«Пиковую даму» выпало слушать в третий раз. Не понравилось. Сюжет показался неубедительным: такие страсти, и из-за чего? Тьфу, из-за денег! Чихал весь спектакль, сопли текли, руки хотелось помыть. Не заразился ли, думаю, от кассирши аллергией?

На митинг съездил, земляка Ельцина послушал, сам покричал от души, не помню, правда, что. Возвращаюсь, иду какой-то улицей, а тут на газонах военные и менты расположились. Столько ментов, думаю, и Вадя в кошмарном сне не увидит. Фиксирую время: 1991 г. Политическая ситуация: выпуск пара разрешен, но на случай взрыва парового котла - полная боевая готовность.

- Эй, гражданин, чо у тебя в мешке?

- Политический противник, - шучу, - что еще? Коммуняку вот замочил, волоку. Где тут Москва-река? Сброшу - тяжелый гад.

Зря, конечно, ляпнул. Ведь знал же, менты шуток не понимают. Сразу за стволы, тычут в грудь.

 - Развязывай - опознавать будем.

Ну, развязал… Они глянули - и сели на поребрик, «калаши» отложили на траву, чешут репу, ничего не понимают.

- Вот накладная, - показываю бумаги, - вот счет-фактура, вот приходный ордер… Все как полагается… Спасибо правительству Рыжкова, разрешившему в рамках законности, в борьбе с наживой и привилегиями, в переходный этап экономики на благо России свободное предпринимательство. - Они все равно ничего не понимают. Сейчас-то они бы быстро смикитили, но тогда коробка из-под ксерокса еще не засветилась, впервые столкнулись, непосильно было для ментовского ума. Перестройка - многое было в новинку. Я не стал дожидаться, когда до них дойдет, как со мной поступить. Подхватил мешок  и смешался с толпой. Дошло, конечно, но не сразу.

Хорошо, что у меня быстрые ноги.

Чо в мешке? чо в мешке?… До чего ж любопытный народ. Ну, надоело! Надо, думаю, избавляться от мешка. Я уже знал слово «баксы», но разменять деньги было непросто, многие хотели. Сунулся в один банк, в другой - не получилось. Чешу по Калининскому, вижу, автобус «пазик», типа похоронного, останавливается, на нем черной краской намалевано: «Банг». Мгновенно очередь образовалась. В заднюю дверь заходят товарищи с рублями - из передней выходят господа с баксами.

В машине - граждане. И явно кавказской национальности.

- Привет, земляки! Почем доллар?

- Даром, слюшай, долляр отдаю. Зелень свежий, вах! – кинза с укропом! Купюр любой достоинств: один, дэсять, двадцать, двадцать два…сто пять… - Усатый операционист в кепке взял со стола банкноту, помял ее, поднес к своему шнобелю, закрыл глаза, с наслаждением вдохнул запах, поцокал языком. Я тоже с опытным видом помял зеленую бумажку, понюхал. Не скрою, она приятно пахла свежей типографской краской.

- Даром, говоришь? А еще дешевле?

- Только тебе, дорогой. Как земляку.

Минут пятнадцать стрекотала счетная машинка, заглатывавшая пачки денег. Это были последние советские рубли. Выдали аккуратную пачечку, в карман влезла. Не хочу сказать, что баксы были фальшивыми. Не будем, вообще, пижонами, как издатель авторитетно заявляю: качество печати зависит от станка, от чистоты краски, от умения печатников. Потому в конечном итоге все равно, где эти баксы напечатаны. 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Год литературы стартовал

Юрий Бриль | 31 Января 2015

News image

в Уральском литературном агентстве выходом в свет уникальной книги: Уральские песни, сказки и обычаи из собрания И.Я. Стяжкина.  6 февраля ...

Подробнее...

Гринпис и пограничники

Юрий Бриль | 4 Октября 2013

История, которая произошла в Арктике, меня не сильно удивила. Она мне напомнила другую, похожую, которая произошла с ребятами из Гринписа ...

Подробнее...

Про Белую Башню

Юрий Бриль | 5 Июля 2013

Увидел плакат: «Сохраним историческое наследие».  Подпись: Яков Силин. Чёй-то, вы ребята спохватились? А, выборы!.. А где вы раньше были? И ...

Подробнее...

Аркаим разбушевался

Юрий Бриль | 27 Июня 2013

News image

Было уже двенадцать ночи, а на дороге к Аркаиму пробка. Степь  у ранее безвестных, а ныне священных холмов , превратилась ...

Подробнее...

3-е издание "Открытия Аркаима"

Юрий Бриль | 1 Июня 2013

News image

Вышло в свет и поступило в продажу 3-е обновленное издание книги Открытие Аркаима. Желающие приобрести книгу по издательской цене или ...

Подробнее...

Лихие девяностые - хорошо, если бы повто

Юрий Бриль | 9 Ноября 2012

Начало девяностых принято ругать. Помню, пустые прилавки, талоны, драки в очередях за водкой и колбасой. Нынешняя власть пугает: «Не хотите ...

Подробнее...

Под небом Аркаима

Юрий Бриль | 13 Июля 2012

News image

Такой своеобразный магнит в нашей степной глуши, мощнейшее место силы, ...

Подробнее...

Геннадий Бокарев

Юрий Бриль | 25 Февраля 2012

News image

 От нас ушел Геннадий Кузьмич Бокарев. Ему не нравилось то, что проиходило у нас в стране в последнее время, он ...

Подробнее...

Богатый - значит украл

Юрий Бриль | 18 Февраля 2012

Все так думают. С этим трудно поспорить. Но я ...

Подробнее...

Мои книжки - дорогие

Юрий Бриль | 17 Февраля 2012

- упрекают меня читатели в Интернете. Согласен, даже слишком. Самая дешевая ...

Подробнее...
 
ИздательствоАвторыГоsтинаяСсылкиКонтакты



D-студия «400 котов»
©"Уральское литературное агентство", 2007
© Д-студия "400 котов", 2011
Перепечатка только с разрешения авторов проекта.
Все права защищены
Rambler's Top100 Яндекс цитирования