Уральское литературное агентство: все виды издательских работ!
Главная Авторы Александр Папченко
Главная
Издательство
Авторы
Каталог
Биография
Библиография
Школа личностного роста
Блог

Н о в и н к и
Изображение
Алексей Кудряков. Слепая верста

Книгу Алексея Кудрякова «Слепая верста» можно приобрести в Екатеринбурге:

– Музей «Литературная жизнь Урала ХХ века» (Пролетарская, 10)

– Книжный магазин «Йозеф Кнехт» (8 Марта, 7)

и в Москве:

– Книжный...

Александр Папченко

Признателен всем, кто мне помогал

Александр Папченко, писательС недавних пор мне кажется, что я родился очень давно, хотя, с исторической точки зрения, это случилось вчера, то есть в 1960 году, 4 октября. Холодная рассудительность не по мне и, наверное, поэтому историка из меня не получилось, а получилось то, что получилось. Еще меньше в этом (в том, что я стал писателем) виноват миниатюрный станционный поселок Янполь Сумской области на Украине (ныне это поселок Привокзальный), где единственным каменным зданием в то время было здание железнодорожной станции. Нанизанный словно бусина на могучую Юго-Западную железную дорогу, поселок терялся в перелесках, южных, уже разбавленных полями, отрогах Брянских лесов. Я "тарзанил" в этих перелесках, так как следить за мной было некому. Так уж сложилось, что моя мама тяжело заболела, когда мне исполнился год, и ей приходилось подолгу лечиться. Я жил с дедом. Но как он мог уследить за мной...

Однажды мы вернулись с прогулки, и деду стало плохо. Наверное, прихватило сердце. Уже стемнело и, чтоб найти лекарства дедушке, видел он скверно, нужно было включить свет. А встать со стула он и не может. А я не могу дотянуться до выключателя. Дед смотрел-смотрел, как я прыгаю, и заплакал.

Я довольно редко прибегаю к воспоминаниям детства. И хоть их там, внутри меня, много, я все равно почему-то, словно последний скряга, очень экономно их расходую. Лишь в тех случаях, когда нужна особая выразительность, я вставляю воспоминания детства в тексты. Во всяком случае, так мне кажется... В некоторых вещах хочется быть щепетильным.

Наша семья жила как-то привычно бедно. У соседки был земляной пол, и это никого не удивляло.

Мама. Искренно и печально смотрят на меня ее глаза. "Этот ее взгляд, распадаясь в моей памяти на тысячи составляющих его оттенков нежности, истончаясь, истаял. Или, быть может, я слишком часто, ища поддержки в трудные минуты, вспоминал ее глаза, и от этого мамин взгляд утратил силу...

Воспоминание потеряло новизну, а вместе с ней и свежесть, и остроту... Вся искренность и нежность ее любящего взгляда перетекала при каждом воспоминании в меня маленькими экономными порциями, пока не закончился его эмоциональный заряд. Я был расточителен..." Это фрагмент из рассказа "Каждый охотник желает знать..."

Детдом. Все в моем станционном детстве было шершавое и неровное - стволы деревьев, заборы, мебель - деревянный из струганных досок диван, лавка, даже посуда была щербатая. Поэтому, быть может, первое сильное эстетическое впечатление на меня произвело обыкновенное, в красный горошек, блюдце и в нем горка наструганной на терке вареной морковки. Блюдце стояло на безупречно ровной, совершенно ровной, невозможно ровной, белой пластиковой столешнице. К слову, вареную морковку я ненавижу до сих пор... И как это все понимать? Ну не нравится мне она, зато как красиво смотрится на блюдце!

Мне интересен дождь. Непогода подвижна - облака, кроны деревьев... В году два месяца статичной и от этого скучной погоды - период изнуряющего зноя в середине лета и такой же период адского холода в середине зимы. Неподвижность удручает. Пять минут любуешься ошпаренным зенитом - месяц ждешь следующего впечатления.

...Потом был интернат. Преодолевая все попытки моих учителей русского и украинского языка и литературы Шуляк Ольги Ивановны и Пасечник Нины Ивановны обучать меня, я читал книжки. Да здравствует библиотека имени Чехова в Петуховке, пригороде города Шостки ! Кажется, я прочел там если не все, то половину, это уж точно. Рассказы "Мы - инкубаторские" в книге "Принцип Портоса" (изд-во Уральского Университета, 1997 год) - это о том времени. Не самом легком для меня времени.

Потом, когда мама умерла, я все каникулы проводил у бабушки Хвист Антонины Никитичны в райцентре Ямполь. Ее семья заменила мне родную семью.. Насколько это вообще возможно. Каждый понедельник я мчался на пятичасовую утреннюю электричку, чтоб успеть в интернат до начала занятий.

Туман. Мост через речку Ивотку. Мне казалось тогда, что так потерянно я себя никогда больше не буду чувствовать. Последнюю сотню метров я преодолевал рысью - улочка тянулась вдоль кладбищенского забора...

Кинотехникум города Ростова на Дону. Шестнадцать лет, первое большое путешествие, южная ночь, запахи остывающего асфальта, кондитерские запахи "экзотических" фруктов... Впервые в своей жизни я брожу ночью по вокзалу с некоторой суммой денег в кармане, позволяющей, однако, чувствовать себя магнатом. В полусонном сознании, одуревшем от вокзальной толкучки, шума, ярких огней, реальность плавится, трансформируется в нечто неуловимо сказочное. Потом я догадался, что несколько часов был счастлив...

1980 год - служба в армии. Учебка в Чернигове - щебенка, лопата, известка, железнодорожная катастрофа, восстанавливаем дорогу, юный сержант. "Машка! Дай!" На призыв "дай" мы, продев ломы под шпальную решетку, дружно их рвем, сдвигая на миллиметр рельсы... Госпиталь. Первые раненые из Афганистана. Карелия... Утонувший в снегах палаточный городок под Костомукшей встречает нас дикими воплями - лейтенант имярек, в драбадан пьяный, сидит на елке и благим матом орет: "Мама! Забери меня отсюда!"

Демобилизовавшись, в Ямполе работал в химчистке, на заводе в ремонтной бригаде, в кинотеатре киномехаником. Наконец в 1984 году устроился на киностудию. Свердловск, первое впечатление - неуютный и серый город. Камни.

Холодно. Я так и не научился успевать согреваться за короткое уральское лето.

С 1987 года на Свердловском телевидении, ныне СГТРК, телеоператором.

С 1983 года стали появляться мои фельетоны и рассказы. Борис Ефимович Зеличенко взял мой фельетон в "Урал" № 8 за 84 г. и написал первую в моей жизни рецензию. И сказал: "Не знаю, каким писателем ты станешь, но каким-нибудь станешь, и если тебя спросят, кто тебе написал первую рецензию, говори что я". Говорю. Еще я благодарен Шипулину Рудольфу Григорьевичу - это первый настоящий газетчик и первый в моей жизни редактор. Светлая память Виталию Бугрову, который раз двадцать с невероятным, просто- таки фантастическим упорством и тактом заворачивал из "Уральского следопыта" мой неудавшийся фантастический рассказ. Недавно, разбирая бумаги, я наткнулся на него - как правильно он написан, но как банален и вторичен! Уф!

С 1983 года - очерки, фельетоны, статьи в "Уральском рабочем", "На смену", "Вечернем Свердловске". Со съемочными группами Свердловской киностудии, посещая разные города Советского Союза, я умудрялся писать материалы в местные газеты. Однажды мой рассказ "Большой и Маленький" победил в каком-то конкурсе в журнале "Парус", издававшемся в городе Минске. Впрочем, в очередной раз перебираясь с квартиры на квартиру, в то время я снимал жилье, я этот журнал благополучно посеял.

Все это время, да и сейчас еще, приходится заниматься самообразованием.

Люблю черно-белое старое европейское кино, шестидесятых годов. Люблю бестолковые восточноевропейские комедии и детективы того же периода и классическое черно-белое западноевропейское авторское кино, Феллини - любимый режиссер, когда надоедает смеяться.
"Июльские холода" - сборник, вышедший по результатам семинара молодых писателей в 1991 году, был первой книжкой, куда я попал со своим рассказом "Записка" Не могу не вспомнить Семена Борисовича Шмерлинга, чей рассудительный взгляд на жизнь не однажды помогал мне соизмерять мои тогда еще достаточно скромные литературные возможности с реалиями литературной жизни. Проще говоря, после очередного неиздавания он меня ободрял, и я признателен Семену Борисовичу за это и не только за это.

Владиславу Петровичу Крапивину - за его доброе слово, корректный критический анализ и бесконечную поддержку - спасибо.
В 1992 году "Уральский следопыт" опубликовал в № 5 - 6 мой рассказ "Кузнечик". Сергей Казанцев - из тех немногих редакторов, кто, правя, помогает автору оставаться собой.

В 1994 году в сборнике "Уральские литературные сказки" (БКИ) увидели свет мои сказки "Хоть бы хоть кто, шишига и другие" и "Неоконченная сказка".

Наконец, в 1997 году с огромным трудом мне удалось издать свою первую книгу "Принцип Портоса, или Последний свидетель" (изд-во Уральского университета). Редакторы В. И. Первухина, Н. В. Чапаева. Валентина Ивановна Первухина процеживала мои тексты через нормы и правила русского языка с таким тщанием, что иногда напечатанный текст совсем скрывался под ее карандашными росчерками - спасибо ей - никто не нашел ни единой опечатки или ошибки в тексте книги.
В эту книгу объемом в 26 листов вошли повести и рассказы, написанные в 1987 - 1994 гг. Можно представить, какие они разные. Без помощи губернатора Эдуарда Эргартовича Росселя мне не удалось бы издать книжку.

Нет смысла перечислять все публикации. Интересная, с моей точки зрения, статья прошла в № 8 журнала "Театральная жизнь" 1997 г. "Печальные комплексы смешного жанра". Где-то в портфеле журнала "Современная драматургия" утонула моя пьеса "Всё напряжение любви". Пьесы "Байки об отечественном зайце" и "Место встречи" разошлись по театрам и еще "выстрелят". Пользуясь случаем, хочу выразить признательность критику Римме Павловне Кречетовой за лаконичные, точные рецензии - они здорово помогли мне в дальнейшей работе над пьесами.

В этом, 2000-м, на выходе анимационный фильм Сергея Айнутдинова "Записки аниматора", в создании которого я принимал скромное участие...

Можно отметить серию изысканных малотиражных книг Нижне-Тагильского изд-ва "БОНАР":

"Мандарин" (1999) - рассказ "Колыбельная для моей звездочки",
"Алое ухо" (2000) - рассказ "Каждый охотник желает знать..." ,
"Двойная игра, или 0-0 в пользу Мони Торра" (2000) - рассказ "Одновалентный юзер".

В № 4 ж. "Урал" за 1999 г. моей статье "Особенности национального книгопечатания" помогла появиться на свет обаятельный редактор Галина Лукьянина.

В № 4 "Урала" за 2000 г. рассказ "Публичные связи" готовил строгий редактор Валерий Исхаков.

Начиная с № 7 ж. "Уральский следопыт" за 2000 г. "пошла" с продолжением повесть "Две пригоршни удачи" (настойчивый редактор Олег Водопьянов).

Я отрицательно отношусь к авторскому самиздату. Позволил себе искать деньги только на первую свою книгу. Иначе в этом списке фигурировало бы не менее сотни наименований.

Столь м-м-м... трепетное отношение к тем, кто поддерживал меня, исправлял мои ошибки в рукописях, я ничем не могу объяснить, кроме как глубочайшей признательностью людям, которые помогали мне, хотя запросто могли бы этого и не делать, а допустим - сажать на даче картошку.

Сейчас много времени отнимает сопровождение детского сайта Сокровища Папча. К этому времени это довольно таки крупный, изрядно разросшийся проект, этот детский сайт для публикации ребятами своих литературных произведений и рисунков.

Наверное, я упомянул далеко не всех, таково свойство человеческой памяти - забывать самое важное в тот момент, когда оно становится самым необходимым.

Не оставляет ощущение, что написано слишком много для молодого писателя, и слишком мало для не очень молодого. Но довольно, уже сереет за окном - семь утра. Пора закругляться с этим текстом и приниматься за пьесу, что-то она все никак не вытанцовывается, и это сейчас раздражает меня все больше... даже больше, чем необходимость рассказывать неубедительные подробности о себе, лавируя между желанием сострить и врожденной застенчивостью...

А вообще лучше всего мне работается ранним-ранним утром. Когда еще город спит и так тихо вокруг, что хочется думать шепотом...

Инфомацию о творчестве Александра Ивановича Папченко можно прочесть на официальном сайте писателя.

 
А в т о р ы
 
ИздательствоАвторыГоsтинаяСсылкиКонтакты



D-студия «400 котов»
©"Уральское литературное агентство", 2007
© Д-студия "400 котов", 2011
Перепечатка только с разрешения авторов проекта.
Все права защищены
Rambler's Top100 Яндекс цитирования